Кусты бересклета бородавчатого

Красивыми прошлогодними серьгами-плодами украсились кусты бересклета бородавчатого. Зацветать он не торопится: его бутоны раскрываются в конце весны. В мае появятся продолговато-яйцевидные листья с остроконечной верхушкой, по краям зазубренные. Самый главный отличительный признак бересклета – черно-белые бородавочки, щедро украшающие ствол и побеги растения. Отсюда и пошло название бородавчатый.
Суетливые птицы то и дело вырываются из чащи, перелетают в кроны высоких деревьев и заливисто щебечут. Вот неумело, совсем по-мальчишески, свистнул скворец. Вторая проба у него получилась более удачно. А потом пошли звуки, похожие на правку лезвия о шершавый ремень. Вот и другой скворец подключился – этот словно всю ночь копил в себе звуки, а теперь выпускает их из клюва медленно, тонко. Как ни хорошо было ему в солнечной Италии, а дома лучше.
Со скворцами приходит весна. И пение этих птиц как бы сливается с голосами пробуждающейся природы. Каких только звуков не издавал скворец. Он свистел, булькал, звенел, щелкал, трещал, стрекотал, даже каркал гортанно, пограчиному. Казалось, все, что слышал и перенял от других птиц, скворец все пересказывал в своей песенке. Время от времени он бурно аплодировал себе, хлопая крыльями.
С вершины березы послышалось отрывистое те-те-нь-ка, те-те-нь-ка. Эту своеобразную песенку пела пеночка-теньковка. Ее песню можно сравнить со звуком падающих капель дождя. В мелодичном хаосе звуков я различал характерные позывные рябчиков. Свистнет один – второй сейчас же откликнется. Звенел нежный голосок синицы. Присматриваюсь и вижу птичку с желто-зеленой грудкой, в красивом глянцевом черном чепчике с забавными белыми щечками и быстро взмахивающим хвостиком.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Новая область науки – зоогеография

Северцов, став одним из первых дарвинистов в России, оснастил это учение огромным количеством фактов. Сообщая Кауфману о задуманном труде, Северцов пишет 10 ноября 1876 г.: «Насчет его [труда] обработки советовался… с самим Дарвиным, который мой план одобрил».
В докладной записке тому же Кауфману от 20 февраля 1879 г. Северцов высказывает ряд мыслей, характеризующих не только его отношение к теории Дарвина, но и тот вклад, который он сам намерен был внести в развитие этого учения: «У самого Дарвина процесс образования видов естественным подбором… только предполагается по аналогии с искусственным и это предположение гениально применено к объяснению множества фактов, иначе необъяснимых». Сам же Северцов намерен «исследовать и определить на птицах непосредственным наблюдением законы изменяемости видов и их преемственного образования… естественным подбором», причем надеется решить эту задачу «даже в подробностях». А в одном из дневников есть заметка (без даты): «…кончаю специальную зоологическую работу о поверке Дарвиновой теории прямым наблюдением…» Прямых экологических наблюдений такого рода не производили до него ни русские, ни зарубежные естествоиспытатели.
Во второй половине XIX в. возникла новая область науки – зоогеография. Трудами Северцова положено начало русской зоогеографической школе ландшафтно-экологического направления. Руководящим принципом Северцова была дарвиновская идея о возможности «в теперешнем географическом распространении животных уследить историю его изменений по мере изменений физической географии земной поверхности». Первым в России Северцов ввел не только исторический, но и весьма плодотворный, по мнению А. Н. Формозова, статистический метод исследования фауны.
По мере расширения сферы наблюдений Северцова углублялись и его представления о взаимосвязях в природе и география в его трудах стала занимать все более значительное место.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Знакомство с солифлюкцией

В природе полярных стран много такого, чего не увидишь в умеренных широтах. Уверен, что мало кто из читателей слышал о таком природном феномене, как солифлюкция.
В начале века шведский ученый Андерссон в Антарктике, на Земле Грейама (нынешний Антарктический полуостров) и некоторых субантарктических архипелагах в окрестностях пролива Дрейка, обнаружил значительную подвижность почвенного слоя и чехла мелко-земистых рыхлых отложений. Они перемещались в пространстве на пологих, почти горизонтальных склонах, крутизной не более 4-5°. В результате инструментальных наблюдений и экспериментов исследователь выяснил характер этого природного процесса.
В 1906 году в статье, помещенной в одном из номеров Бюллетеня Геологического института- университета города Упсала, Андерссон отмечал, что это явление отличается от известных в природе рельефообразующих склоновых процессов. Было совершенно ясно, что оно свойственно только полярным странам и сопутствует вечной мерзлоте. Андерссон назвал новый процесс солифлюкцией. Этим термином с тех пор обозначают медленное гравитационное течение водонасыщенных почво-грунтов в активном (протаивающем) слое мерзлоты. Солифлюкция обычно встречается в слое толщиной не более полметра. Именно на такую мощность протаивает мерзлота в полярных странах.
Наблюдения за солифлюкцией на Кинг-Джордже входили в программу исследований со времен 13-й Советской антарктической экспедиции. В. Заморуев на основании данных, полученных им в 1968 году, подробно охарактеризовал местные проявления солифлюкции, отметил ее большую интенсивность и подготовил условия (две контрольные полосы на склонах невысоких холмов) для изучения процесса с количественной стороны.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Воспоминания Северцова

Множество воспоминаний вызвало у Северцова это радостное известие. Припомнилось время, когда его, молодого магистра, тот же ученый совет не допустил к преподаванию в университете. Для него это было ударом, ибо тогда он не мыслил себе другого поприща. Теперь он прославился.
Своими исследованиями в Туркестане, его имя знают ученые не только в России, но и за границей. Да, он нашел себя в экспедиционной работе. Прежнее огорчение обернулось для него благом.
Он сразу набросал ответ ректору, сердечно поблагодарив в его лице родной университет за оказанную честь. Потом быстрым, небрежным своим почерком, вкривь и вкось написал родным полные душевного тепла и внимания строки. Торопливо запечатал конверты. Почту отправит слуга. Он спешит на улицу. Как много связано у него с Петербургом! Он весь захвачен воспоминаниями.
Ноги сами собой несут его к Неве. По набережной Васильевского острова рукой подать до Академии художеств. Вспомнилось, как гуляли здесь в 1859 г. с Шевченко. Тогда Тарас Григорьевич писал портрет с него – говорят, самый удачный. Теперь художника и певца чудесных строф нет, не дожил он до крестьянской реформы, которую так ждал. А как интересно было с ним беседовать, вспоминать Арал… Только они двое из петербургских знакомых видели это чудной красоты озеро-море. И мыслями унесся в далекий, дорогой сердцу Туркестан.
А вот и сфинксы – старые знакомцы. Предметы, как добрые друзья, могут радовать и согревать, воскрешать былое. Сколько раз вел он здесь задушевные беседы с великим актером Щепкиным, пикировался с поэтом Щербиной, жарко спорил с историком Костомаровым. Через дорогу, в Академии художеств, в просторной квартире первого этажа, жила милая его сердцу семья Толстых. Федор Петрович тогда был еще вице-президентом Академии художеств. Теперь он в отставке, этот чудесный старик, покорявший всех изысканностью и красотой своей души.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Не узаконенные соблюдаемые обычаи

В селе живут потомки Афанасия Тимофеевича Алифанова – прототипа Ермолая, который многие годы был егерем у Тургенева. И если вам доведется пожить здесь, то обязательно услышите прославленный спасско-лутовиновский хор, сохранивший в своем репертуаре песни, которые любил слушать Иван Сергеевич.
Есть здесь никем не узаконенные, но свято соблюдаемые обычаи. Выпускники средней школы идут в заповедный парк: юноши и девушки, вступая в жизнь, хотят побыть с Тургеневым. Молодожены, расписавшиеся в Мценском загсе, сразу же едут в Спасское, едут с цветами в дом Тургенева. Едут за благословением к любимому писателю. И наверное, не одно молодое сердце тревожно и благодарно бьется, когда вспоминается напутствие писателя молодежи, сказанное устами одного из его героев: …веселитесь, растите молодые силы, жизнь у вас впереди, и вам легче будет жить: вам не придется, как нам, отыскивать свою дорогу, бороться, падать и вставать среди мрака; мы хлопотали о том, как бы уцелеть… а вам надобно дело делать, работать…
Со школьных лет памятен нам тургеневский рассказ Бежин луг. Знали мы, что этот луг находится в пятнадцати километрах от усадьбы писателя. Если доведется вам ехать на Бежин луг,- говорили нам в Орле,- проселочная дорога приведет вас на юго-западную окраину Тульской области к реке Снежедь. В дорогу нас провожали золотые лучи близкого восхода, пробивавшие рыхлую дымку тумана и предвещавшие погожий день. Небосвод на востоке набухал сочным апельсиновым светом. А потом было как у Тургенева: …заря разгорается, вот уже золотые полосы протянулись по небу, в оврагах клубятся пары; жаворонки поют, предрассветный ветер подул – и тихо всплывает багровое солнце. Свет так и хлынет потоком; сердце в вас встрепенется, как птица. Свежо, весело, любо! Далеко видно кругом…

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Встречи в Фербенксе

После Анкориджа нас ждали встречи в Фербенксе – Афинах Аляски. Главная достопримечательность города – университет. Открытый в сентябре 1922 года колледж арктических культур сейчас развернулся в великолепный университетский центр с десятками факультетов, научно-исследовательских институтов, лабораторий и средоточием молодых ученых. Здесь мы познакомились с прекрасной антропологической лабораторией, богатыми коллекциями северных культур. Многие из них собраны в последние годы и еще не опубликованы. Можно назвать, например, интересные материалы древних стоянок Хейли Лайк, Галлахер Флинт, Проспект Крик и, конечно, старые коллекции комплексов Денби, Ипиутака, которые еще долго будут привлекать внимание исследователей.
После двухдневного пребывания в Фербенксе вылетаем на раскопки стоянки Драй Крик. Маршрут полета проходит по трассе строящегося нефтепровода, который пересекает Аляску от залива Прадхо до незамерзающего порта Валдиз на юге полуострова.
Напашем пути, лежат огромные пространства Национального парка-заповедника Мак-Кинли. Здесь находится самая высокая гора Северной Америки. Высота Мак-Кинли 6193 метра над уровнем моря. А по красоте гора может посоперничать со знаменитым Эверестом. От ее вершины, увенчанной двумя заснеженными шапками, лучами расходятся ледниковые «потоки». Один из них длиной в 56 километров обрывает свой «бег» в километре от дороги.
Организован парк-заповедник Мак-Кинли в феврале 1917 года благодаря энергичным усилиям общественности и Конгресса. Огромные участки заповедника – это земля, замороженная тысячи лет назад. Короткое лето отвоевывает у вечной мерзлоты лишь несколько сантиметров почвы, а ограниченность солнечного тепла задерживает рост большинства растений, поэтому заповедник так и называют землей маленьких стволов и крошечных цветов.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Сквозь дремучий парк

От муравейника, словно сквозь дремучий парк, во все стороны разветвлялись извилистые муравьиные стежки-дорожки, по ним бесконечно живыми ручейками в лес и обратно торопились неугомонные труженики. Туда бежали налегке, обратно возвращались с какой-нибудь добычей.
Муравейнику никакой дождик не страшен: вода скатывается с покатой макушки, как с хорошо замётанного стога. Непрерывно вбегают муравьи в глубь пирамиды и выбегают, ползут по склону вверх, вниз. Но все заняты делом. Причем трудятся не в одиночку, а сообща, помогая друг другу. Это самые трудолюбивые лесные жители. Работают так дружно, что кажется, что они подбадривают друг друга возгласом Эй, ухнем! или Еще разок!, или в этом роде. Все в них удивительно. Они общаются между собой по запаху, дорогу находят по запаху с помощью усиков, своеобразных антенн. А их необычайная работоспособность! Муравей может тащить груз в несколько десятков раз тяжелее самого себя. А слон, который весит до 5 т, может поднять только 2 т.
Говорят, мал муравей телом, да велик делом. Одна муравьиная семья за год уничтожает 7-9 млн. насекомых – вредителей леса. И притом там, куда чаще всего не спускаются птицы,- у самой земли. Забираются за гусеницами и на деревья до пятиметровой высоты. Где муравейники, там деревья не страдают от вредителей. Ученые заповедника выявили в корме муравьев 80 наименований насекомых, из них более 50 видов вредных для леса. В заповеднике во время массового размножения непарного шелкопряда при учете зараженности насаждений этим вредителем отмечалось, что в тех местах, где располагались муравейники, число яйцекладок на дереве было во много раз меньше, чем в тех местах, где муравейники отсутствовали.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Прибрежные растения

Мы шли к Оке. Луг стал шире, просторнее. Среди трав кое-где выглядывали поздние цветки. Прибрежные растения издали походили на тусклую золотистую раму, в которую вправлено светлое стекло малоподвижной Оки. Я вспомнил, какие чудесные темно-коричневые бархатные головки были в летние дни у рогоза. А теперь на их месте остались только подсохшие концы стеблей. А головки разлетелись по ветру в виде тысяч семян-летучек, похожих на семена одуванчика или тополя. На сыром берегу виднелось и другое растение – стрелолист. Листья у него действительно похожи на остроконечные стрелы.
Ока тоже изменилась. Из-за длительного отсутствия дождей она обмелела, успокоилась, прояснилась, как это сухое и чистое осеннее небо. Ширина ее сейчас меньше, течение тише, и река как бы дремлет, пока еще тепло и тихо, пока не подули холодные ветры и не запряталось в тучи солнце. К осени в водоемах отмирают микроскопические водоросли, которые летом разводятся в огромных количествах в толще воды. Они-то и делали воду мутной, сероватого цвета. А вот теперь все эти крошечные организмы омертвели, опустились на дно. Отмерла и села на дно водяная растительность.
Вода стала чистой, светлой, по-осеннему прозрачной и чем-то походила на серебро. В ней, как в хорошо промытом зеркале, отражалось голубое небо. От воды, от чуть побуревших камышей и свернувшихся в трубки больших листьев белых лилий тянет осенним запахом, тонким и приятным. Водяным хищникам теперь поголоднее. В прозрачной воде не так легко подкараулить добычу, да и рыбная молодь уже подросла, сделалась осторожной и увертливой. Хороши лозы у реки. Они – красные, зеленые, бурые, желтые – блестят на солнце и тянутся лугом далеко-далеко, туда, где исчезает за лесом Ока.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Красивая река

Красива река в среднем течении, где берега заросли темно-зелеными дубами и липами. Кое-где дубы подступают прямо к Упе и смотрятся в ее прозрачные воды. Но за такую смелость многие из них дорого платят, так как весеннее половодье нередко вырывает их с корнями. Местами между водой и деревьями светится ярко-зеленая полоса прибрежной травы. Редкие и чистые, словно звезды, на воде покоятся прохладные цветы белых лилий. Течение Упы медленное. Временами такое впечатление, что течет она, куда ветер дует. Плавай хоть час, хоть два на самой середине, и никуда тебя не унесет.
Мы шли вдоль берега и остановились у кустиков калины. Зарделась, разрумянилась она, глаз не оторвешь! Среди листьев, словно камни-самоцветы, горели и манили ярко-красные кисти плодов. Не удержался, сорвал один, попробовал. Сочная желтоватая мякоть – горькая.
В Крюковском лесничестве мы были, когда жара стояла даже в лесу. Теперь мало поют птицы, голоса их не так уж звонки, как в прозрачном весеннем лесу. А вот возни, писка очень много. Пернатым не до песен. В каждом гнезде кричащие широко открытые рты просят есть, и родители тащат и тащат еду – работают с утра до ночи, а дети требуют еще и еще. Птенцы стали оперяться и вылетать из гнезд. Но кормить их еще нужно, а главное, следить за тем, чтобы они не попали в лапы хищника.
Под кронами густых деревьев – полумрак и прохлада. Лишь кое-где под малахитовым куполом листвы пробивались лучи. Они летели в тенистую тьму, как позолоченные стрелы. Неторопливо извивалась тропинка между мощными стволами деревьев, ныряла в заросли орешника и малины, выходила на поляны, заросшие травой, пересекала просеки, делившие лесной массив на квадраты. По обе стороны тропинки стояла живая стена леса. Кроны старых деревьев иногда сплетаются так тесно, что сквозь них лишь кое-где увидишь легкие облачка в голубом небе. Свет падал косыми полосами сверху, точно из окон громадного купола.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Новый год на вулкане

В полном составе наша экспедиция на острове работала только две недели, с 8 по 12 декабря 1970 года. Завершив отдельные отраслевые исследования, выехали сначала аргентинские и английские исследователи, а также Лилло Вильери. Дольше всех, до 21 января, оставались гляциологи; лишь после 11 января к нам присоединились американские гидробиологи Стив Шабика и Майкл Ричардсон. Гляциологические исследования были более трудоемкими, чем другие виды научных работ, но и более интересными и результативными.
В канун Нового года на острове нас было трое – Олаф, Терри и я. В этот день я дежурил на кухне, а мои коллеги с утра работали на леднике Джи-1. Нам предстояла перспектива встретить Новый год в прохладном убежище.
Так бы все и случилось, если бы в этот день на Десепшен не прибыли гости. Они появились неожиданно. Я «кочегарил» у газовой плиты, готовя праздничный ужин, когда вдруг услышал посторонние звуки. А ничего не должно было бы быть – на станции я один. Выйдя из домика, я огляделся и увидел в бухте Фумарол парусную яхту под итальянским флагом. Скоро к берегу приблизилась небольшая надувная лодка и из нее вышли три чернобородых человека, оживленно размахивающих руками.
После шумной, по-итальянски, встречи и знакомства выяснилось, что парусно-моторная спортивная яхта «Сан-Джузеппе Дуэ» пожаловала в Антарктику из Рима. Владелец и капитан Джованни Адмонекат представил мне свой экипаж – боцмана Дженарро Матучелли и матроса Франко Диторио. На борту был даже пассажир – Луиджи Айрольди, инженер из Северной Италии, альпинист, член Миланского альпийского клуба. Он решил совершить этот вояж на предмет изучения здесь возможностей восходить на вершины.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Работа на леднике Барьерном

В последний день пребывания на Десепшене, 19 января, мы с Робертом Дейлом и Биллом Куртцингером пересекли ледник Барьерный, сделали до мыса Бейли структурно-гляциологическое профилирование. Оно заключалось в проходке четырех шурфов на разной высоте над уровнем моря и, следовательно, в разных гляциологических зонах льдообразования.
Весь путь туда и обратно мы проделали втроем в связке, поскольку то и дело встречались закрытые трещины, а уважительное отношение к ним я приобрел давно. Время от времени кто-нибудь проваливался, но благодаря веревке все кончалось благополучно. Кто-то из нас высказал при этом мысль, что наша связка в некотором роде символизирует необходимость международного сотрудничества ради взаимной безопасности.
Со дна каждого шурфа я углублялся в фирново-ледяную толщу керновым кольцевым буром, который на Десепшене оказался весьма практичным инструментом. Полученные с его помощью керны позволили уверенно описать структуру фирново-ледяной толщи и определить ее послойную плотность. Билл – не забывал все время щелкать своей фотокамерой.
Когда мы работали на леднике Барьерном, на другом берегу бухты Порт-Фостер Олаф Орхейм с Терри Хью-зом и Сэмом Мэтьюзом снимали последние отсчеты по вехам на леднике Джи-1 и демонтировали метеорологические самописцы. В этот день случилось то, что могло случиться и раньше: Олаф «улетел» в трещину. Он постоянно пренебрегал страховкой, и ему везло. Только в этот последний день Орхейм, шедший впереди Мэтьюза (конечно без связки), вдруг исчез из поля зрения. На снегу осталось лишь круглое черное отверстие.
К счастью, Олаф застрял на снеж*йой пробке, на глубине всего десяти метров и почти не пострадал. Этот случай, по-моему, более всех переживал Сэм и горячее всех обсуждал происшествие вечером в кают-компании «Хироу»…

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Культура палеоалеутов и неоалеутов

Кит вообще занимал особое место в жизни древних алеутов. По сообщению Лафлина, ребра и череп этого животного находили в погребениях человека. Причем иногда в могилах череп умершего зверобоя лежал между двумя китовыми ребрами. Эти находки в Чалуке приоткрывают дверь в тайники верований древних алеутов, ид
Представлений об окружающем мире. Здесь, как и в погребальном культе народов Сибири, человек уходит в страну мертвых вместе со зверем, чтобы, родившись заново, вернуться на землю. Кроме того, в описанном обряде захоронений отчетливо проявляется и другая черта мировоззрения древних зверобоев – культ зверя, кита.
Этническая принадлежность культурных отложений Чалуки пи у кого из исследователей, занимавшихся изучением Алеутских островов, не вызывает сомнений. Более ранние из них принадлежат палеоалеутам (по терминологии Лафлина) или предалеутам (по старой терминологии, предложенной Хрдличкой), поздние – алеутам (по Хрдличке) или неоалеутам (по Лафлпиу).
Принципиального различия между культурами палеоалеутов и неоалеутов нет, хотя, как показывают материалы Чалуки, в культуре неоалеутов появляются новые элементы, а также происходит изменение в антропологическом типе носителей культуры, что вызвано, по-видимому, эскимосским влиянием.
В целом же культура алеутов удивительно единообразна на протяжении тысячелетий. Формировалась она па Алеутских островах и, как показали раскопки в Чалуке, уже около 4000 лет назад здесь была сравнительно высоко развитая культура со сложившимся приморским укладом хозяйства. В дальнейшем она, хотя и медленно, эволюционировала и шла вперед.
Сложившись в районе Умнака, эта культура начала распространяться по другим островам и еще на стадии палеоалеутов достигла одного из самых западных Алеутских островов – Агатту, где Сполдинг открыл и исследовал стоянку Круглый Мыс, возраст которой по радиоуглероду определен в 2630+300 лет.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Крупный коммерческий туристский рейс

Идею использовать ледяной материк в туристских целях пропагандировал еще бывший руководитель операции «Дипфриз» Антарктической программы США адмирал Джон Дюфек. В октябре 1958 года он заявил, что прошло то время, когда путешествие в Антарктику было сопряжено с исключительным риском, лишениями и испытаниями. Это надо принимать, разумеется, с рядом оговорок, учитывая конкретные обстоятельства места и времени: обычные будни исследований и зимовок на шестом континенте до сих «пор не потеряли всех «прелестей», связанных с жестоким климатом. Так или иначе, Антарктика, вернее, некоторые ее районы, сейчас действительно доступны в течение нескольких летних месяцев для мощных, комфортабельных современных туристских теплоходов.
Первый крупный коммерческий туристский рейс в Антарктику совершил в феврале 1959 года чилийский теплоход «Наварино». Десять лет спустя, в январе 1969 года, другое чилийское судно «Акиллес» посетило бухту Ардли в заливе Гвардия-Насьональ и около ста туристов, возглавляемых предприимчивым мистером Линд-бладом, посетили станцию Беллинсгаузен, которой тогда не было еще и года. В 1970 году мои коллеги по зимовке и я дважды встретились с мистером Линдбла-дом. На этот раз бухту Ардли посетил лайнер «Линдблад эксплорер» – только что построенный туристский теплоход. В первом рейсе на его борту были туристы обеих Америк – Северной и Южной, во втором – преимущественно европейцы.
Высадка туристов была для нас неожиданной. На рейде стал на якорь бело-красный, как редиска, теплоход, и к берегу помчались надувные резиновые клипер-боты с навесными двигателями. Суматошная группа людей, преимущественно пожилых, в красных нейлоновых куртках высадилась на берег. Ступить на землю Антарктики в наши дни еще редко кому удается, поэтому настроение у туристов было приподнятое. Многие из них, особо впечатлительные, пришли в неописуемый восторг при виде красноклювых пингвинов папуа.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Разнообразные гляциологические данные

Насколько повлиял молодой вулканизм на режим ледников? Такова одна из проблем изучения их современного состояния и эволюции.
Разнообразные гляциологические данные свидетельствуют о том, что регрессивная фаза оледенения (видимо, продолжающаяся и сейчас) с вулканизмом не связана и им не обусловлена.
Неслучайно на острове под маломощным активным слоем почвогрунтов повсеместно развита мерзлота, за исключением участков близ кратеров в его северной части. Это самый важный показатель современного состояния местного оледенения…
Ливингстон – Пальмер – Альмиранте Браун
Каждый капитан бывает доволен, когда его судно нравится пассажирам и они не скрывают этого. Капитан Ричард Хохбэн мог гордиться тем, что командует таким кораблем. «Хироу» ладно скроен и крепко сшит.
У современного «Хироу» был предшественник, упоминавшийся уже в начале книги,- небольшое промысловое судно с тем же названием, повстречавшееся кораблям Первой русской антарктической экспедиции как раз в районе Южных Шетландских островов.
«Хироу» создан специально для проведения гидробиологических исследований в антарктических водах. Он крупнее своего предшественника почти в четыре раза (длина 38, ширина 9 метров); на нем установлены два дизеля, но имеется и парусное вооружение – на случай, когда исследования, например гидроакустические, потребуют абсолютной тишины.
На «Хироу» я проплавал около трех недель, и когда мы стояли у пирса станции Пальмер. я продолжал жить на судне. Так было удобнее, да и станция была переполнена сезонными участниками антарктической экспедиции США. Таким образом, я имел возможность хорошо познакомиться с судном и оценить его достоинства.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Сырдарьинская экспедиция

1 сентября 1858 г. Северцов завершил работы в Средней Азии и вместе с отрядом выехал в Оренбург. Здесь он составил письменный отчет об экспедиции для Академии наук, все коллекции и материалы отправил с Гурьяновым в Петербург, а сам уехал в Воронежскую губернию долечиваться и повидаться с родными.
Итак, Сырдарьинская экспедиция, рассчитанная на два года, закончилась за 16 месяцев. Программа ее, тем не менее, была перевыполнена. Поражает даже неполный перечень результатов: составлены три уникальные карты – Оренбуржья, устьев Сырдарьи и северо-восточного Кызылкума; подробно изучена растительность и впервые установлена связь между ее особенностями и распространением животных, что теперь является общепризнанным; представлены огромные, превосходно подобранные зоологические, геологические и палеонтологические коллекции, а также гербарий Борщова.
Северцов обратил особое внимание на понижение уровня Аральского моря, довольно значительное в тот год. На основании данных первоисследователя Аральского моря А. И. Бутакова (1847 г.) и расспросных сведений он пришел к выводу, что систематическое понижение уровня Арала может привести к усыханию моря. Через полстолетия Л. С. Берг доказал, что прогрессивного усыхания Арала не происходит, а имеют место лишь циклические колебания его уровня.
Особенно важными являются обобщающий характер выводов Северцова и его историко-географический подход, основанный на сравнительном методе. Сам Северцов в письме к академику Ф. Ф. Брандту сообщал, что свои исследования Аралокаспийской степи он вел с учетом взаимодействия отдельных элементов природы. При этом он учитывал исторический фактор.
Результаты экспедиции были изложены в нескольких, для начала довольно кратких отчетах Северцова и Борщова. Подробнее рассчитывали написать позже. Сырдарьинская экспедиция стала важным этапом в истории изучения Средней Азии. Для самого же Северцова она оказалась хорошей школой. Здесь окреп его талант полевого исследователя, развились организаторские способности, умение руководить людьми и по-доброму заботиться о подчиненных. Экспедиция эта открыла серию многолетних путешествий Северцова и блистательных его открытий в неведомом тогда Туркестане.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Орнитологическая коллекция Северцова

Много неожиданных находок и интересных встреч в Московском обществе испытателей природы, в Академии наук, в Литературном и Зоологическом музеях, в Московском и Ленинградском университетах и библиотеках. Но сколько еще пробелов! Архив и библиотека Географического общества в Ленинграде частично восполняют их. Здесь можно проследить вклад Северцова в географическую науку, отношения с Обществом и отдельными его членами. По переписке и протоколам заседаний отчетливо видно и отношение отечественных и зарубежных географов к Северцову.
В Зоологическом институте Академии наук в Ленинграде огромная орнитологическая коллекция Северцова и драгоценнейшие дневники. Эти небольшие книжки ученый заполнял в поле. В них тщательно фиксируется каждое добытое животное с указанием вида, даты, места и имени добытчика. Читаются дневники с трудом, но только по ним и можно проследить неизвестные дотоле маршруты Северцова.
Настоящее «золотое дно» – в архиве Академии наук в Ленинграде. Здесь обширная переписка Северцова с академией. Отчетливо видны этапы и перипетии снаряжения первой Туркестанской экспедиции на Сырдарыо, где начальником – Северцов; здесь его программы, отчеты, рапорты и письма, письма… Зримо представляешь себе по этим документам неимоверные трудности и неустроенность походной жизни Северцова и борьбу, какую ему приходилось выдерживать с бюрократами и рутинерами тогдашней академической верхушки.
Постепенно создается привлекательный образ молодого ученого, готового пренебречь любыми опасностями ради научных исследований. А каковы его человеческие качества, характер, внутренний мир, отношения с близкими? На мои запросы откликаются архивы и краеведческие музеи Воронежа, Оренбурга, Ташкента, многочисленные ведомственные архивы.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Работа экспедиции

«Станции» представляли собой ветхие хибарки под кровлями из тростника. Бесполезно было надеяться на получение пищи или питья. Лошадей для смены пригоняли прямо из табунов. Горячих степных жеребцов привязывали веревками к тарантасу, затем верховые казаки начинали с криком и гиканьем хлестать лошадей колючими прутьями, и так в продолжение всего пути. Пассажиры обычно после такой поездки готовы были хоть пешком пройти пустыню. Поэтому Северцовы очень обрадовались, когда 16 декабря прибыли в Чимкент, где провели зиму и весну 1866 г. Работа ограничивалась сбором коллекций лишь в окрестностях города и сортировкой этих коллекций.
Лишь с 5 мая до начала июля Северцову удалось почти полностью повторить маршрут 1864 г.; за это время им было сделано значительно больше, чем за пять предшествующих месяцев.
В июле того же 1866 г. Северцов из-за семейных обстоятельств и экспедиционных дел вынужден был вместе с женой выехать в Петербург, захватив с собой все собранные материалы и коллекции. 24 сентября (нового стиля) 1866 г. у Северцова родился сын Алексей. До весны 1867 г.
Николай Алексеевич пробыл в Петербурге и в Москве, готовя к печати отчет о выполненной части экспедиции и сверяя коллекции.
В апреле Северцов выехал из Петербурга. Но по дороге заболел горячкой (по-видимому, возвратным тифом), и настолько серьезно, что вынужден был задержаться в Бузулуке на два месяца. Выздоровев, он в конце июля направился в Верный через Оренбург и Западную Сибирь.
По задуманному маршруту ему предстояло пройти в Центральный
Тянь-Шань до Нарына и посетить Ходжент (Ленинабад) и Ташкент. Можно было изменить какие угодно проекты, но отказаться от Тянь-Шаня было выше сил Северцова. Пришлось продлить срок работ экспедиции (вместо двух лет на три года) без увеличения отпущенных на нее средств.
14 сентября 1867 г. началось самое значительное исследование собственно Тянь-Шаня – поездка в центральную его часть – на Нарын и Аксай.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Заостренные колья

Под его ударами заостренные колья свободно входили в землю. Но тут выяснилось, что привязать березку к кольям нечем.- Эх! Была не была! – с каким-то ухарством в голосе сказал один из ребят.- Для дела не жалко. И он вытащил из сумки новенький ремень. – Привязывай давай двойным морским… Березка выпрямилась… и зашумела листвой под налетевшим ветерком.
Мучительная, видимо, жизнь деревьев возле дорог, троп. Вот человеку почему-то захотелось сделать на стволе рану, изуродовать дерево. Хотя какая нужда в этом? Просто руки чесались. Злой человек нагнул ее беззащитную, изуродовал. Кто этот человек? Мы не знаем его фамилии, но знаем, что такой человек лишен мечты; для него это не дерево с молодой кроной, а только палка. Этот человек не в состоянии нравственно подняться на ту высоту, с которой можно посмотреть на землю, как на родной дом. А это очень важно – посмотреть на землю, как на дорогой тебе дом…
Я стоял на берегу Снежеди, когда над лугом полыхал уже огромный закат. Солнце прощалось с землей. Его последние лучи охватывали далекий край неба и расплавленной золотисто-красной массой разливались по горизонту. Казалось, что там, далеко, кто-то вздумал поджечь небо и развел для этого гигантский костер. Но пламя заката постепенно гасло. Солнце в последний раз кивнуло земле и скрылось за горизонтом. Теплый день тихо угасал, уступая место вечерним сумеркам.
Травы готовились ко сну. Как усталые веки смыкались желтые, синие, красные венчики цветов. Из темнеющих зарослей бил перепел. Угасла и вишневая полоса заката, а на севере проступил слабый зеленоватый свет.
Спустилась чудная ночь, прохладная, свежая. Пойма потонула во мраке, словно исчезла и погрузилась в глубокий сон. В небесах одна за другой начинали мерцать светлые звездочки.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Последняя монография

Путешествия укрепили его интерес к географии, геологии и картографии. С годами Северцов и сам уже, очевидно, не мог бы сказать, что занимает большее место в его творчестве. Благодаря естественноисторическому подходу он первый ввел зональный принцип деления территорий и установил в пределах Восточно-Европейской равнины и Западно-Сибирской низменности три полосы-зоны: тундру, тайгу и степь. Последнюю Северцов подразделял на черноземную и глинисто-солонцеватую.
Предложенное впоследствии Бергом и принятое ныне деление северного полушария на географические зоны во многом соответствует делению, введенному Северцовым. Таким образом, можно сказать, что Северцов является одним из виднейших предшественников В. В. Докучаева в его учении о зонах. Принятое сейчас вертикальнее зонирование также ведет свое начало от деления Северцова и Семенова-Тян-Шанского.
На Тянь-Шане Северцов установил, что с высотой изменяются условия жизни растений и животных, а также состав флоры и фауны. Он установил также четко выраженную закономерность в распространении организмов с высотой. Отсюда и возникло его деление на высотные поясы: солонцовые степи, культурный, лиственных лесов, хвойных лесов, альпийских лугов (до границы вечных снегов). Основой этого деления, таким образом, является
эколого-фаунистический принцип.
Северцов географ и геолог особенно отчетливо вырисовывается в своих памиро-алайских исследованиях. Именно поэтому его последняя монография «Орографический очерк Памирской горной системы» наиболее географична. В этом монументальном труде Северцов дал всестороннюю и полную характеристику Памира, установил его самостоятельное значение и первый признал его «орографическим центром всего Азиатского материка».
Крупный советский геолог и геоморфолог Я. С. Эдельштейн в примечаниях к книге Мушкетова «Туркестан» (1915) дает высокую оценку труда Северцова: «…чтение книги талантливого исследователя еще и теперь может принести немало пользы». Оценка эта не утратила своего значения и поныне.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Поэтическое чувство душевных движений

Художник знал, понимал не природу вообще, а ее оттенки, особенности, нюансы. Живопись его не просто передача красок природы,- волнующее поэтическое чувство душевных движений. Тонкую одухотворенность нравственных раздумий несут на себе его полотна. Как и Левитан, Поленов в пейзажах выражает свои мысли и переживания. Его пейзажи будят чувства – от тихой грусти до светлой улыбки; они пробуждают в каждом из нас любовь к родной земле, неожиданно открывая прекрасное в обыденном и тем самым помогая человеку стать лучше, добрее и здоровее. А разве не в этом состоит главная цель искусства?! И не удивительно, когда мы слышим: Какая прелесть поленовский пейзана! Эти слова выражают то особое обаяние окского пейзажа, которое сумел передать на полотне Поленов.
Особое качество присуще творчеству В. Д. Поленова – удивительно точно найденное состояние природы. Это умение увидеть пейзаж и запечатлеть его в единственный и неподражаемый миг и создает то поразительное ощущение движения и продленности во времени, которое присуще его картинам. Когда глядишь на его картину, то невольно представляешь себе конкретный образ природы, как бы читаешь всю предысторию рождения этого поистине неповторимого момента натуры, которое именуется весьма прозаичным словом состояние. Но для этого надо сочетать необычайную точность колорита, тона с простором полета фантазии души художника-поэта. Ведь без поэзии пейзаж мертв!
Поленов учил понимать красоту красок природы, передавать их чистоту, свежесть, живое обаяние. Он первым из русских художников дал то, что принято называть пленэром, дал краски света и воздуха, сияющие, солнечные, воздушные тона. Картины его полны солнца, краски его необычайно яркие, светлые, как будто насыщенные радостью жизни. Художник И. Н. Крамской говорил, что краски Поленова звучат как музыка.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Люди каменного века

И вот мы вместе с американцами стоим в павильоне в Каргатс-Озерках посреди огромного скопища костей мамонта, в древнем стойбище – поселке первобытных охотников. Снаружи воет ветер, лежат груды снега, все белым-бело, совсем как в ледниковом периоде.
- Фантастически! – воскликнул потрясенный Крейг Фишер, когда увидел столь необычную картину.
На многочисленные вопросы работников американского телевидения нам пришлось отвечать долго и обстоятельно. И, конечно, о том, как люди каменного века вырыли для своего жилища глубокий котлован, соорудили вокруг него прочные стены из бивней, черепов и бедренных костей мамонтов и, должно быть, перекрыли все сооружение сверху шкурами. Более того, эти люди были одеты в прочную двухслойную одежду – комбинезон из меха шерстью внутрь и шерстью наружу. Получалось, что эти первые сибиряки, а вместе с тем и первые американцы, по тем временам неплохо устроились па своей суровой, открытой всем арктическим ветрам земле!
И у них с избытком хватало долгой арктической зимы для того, чтобы вырезать из бивня мамонта не только портреты своих женщин – амулеты плодородия, но и рассказывать наивные, философские в своей основе, легенды и мифы о хитрых и простодушных, о благородных и коварных зверях. Так зарождалось искусство, а вместе с ним – зачатки науки, в том числе математических знаний и даже… астрономии, в виде наблюдений за фазами Луны, но которым женщины каменного века вели счет дням беременности, а охотники ждали поры промыслов, готовили запасы пищи… Они очень многое умели наши первобытные предки!
Поселение людей древнекаменного века в Озерках интересно не только жилищами из костей мамонтов, но еще и своим отличием от всех известных нам – сейчас поселков людей палеолита в Сибири и Европе. Дело в том, что каргатский палеолитический поселок принадлежал людям, у которых не было или почти не было в употреблении каменных орудий.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Музейные работники

Люстры, канделябры подбирали музейные работники в частных коллекциях хранителей старины и в антикварных магазинах Москвы. Вся мебель, вещи, книги, вывезенные наследниками в 1905 г. из Спасского, возвратились в родное тургеневское гнездо.
Мемориальный дом-музей не богат. Все здесь скромно и просто. Вот вы входите в его небольшие комнаты. С каждым шагом вас все больше охватывает волнение, а взгляд неотступно прикован к тургеневским вещам. Эти подлинные вещи были спутниками почти всей жизни писателя, в каждой из них воплощена частица творческой биографии самого хозяина. С первого шага вам кажется, что вы попали не в музей, а просто в жилой дом, в котором уже много лет живет писатель Тургенев. И когда ходишь по дому, с таким напряжением думаешь о нем, что кажется, нисколько не удивился бы, если бы вдруг в доме появился высокий статный мужчина, с лицом чисто русского склада, с длинными, зачесанными назад серебристыми волосами, открывавшими высокий лоб, с седой, коротко подстриженной бородкой, с большими голубыми лучистыми глазами, с приветливой улыбкой…
Больше всего напоминает о Тургеневе кабинет-спальня. Здесь красивые и удобные вещи, только самые необходимые для работы и отдыха. В простенке между окнами – письменный стол, перед столом – кресло с сиденьем и спинкой из тростника. Кажется, только что, несколько минут назад, Иван Сергеевич поднялся с него и отошел от стола. В селе и в усадебном доме тишина – все давно спят. И только на этом письменном столе долго не гаснет свет свечи, вставленной в подсвечник. И теперь этот бронзовый подсвечник стоит на столе писателя.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Тульская земля

А гордиться есть чем: отсюда расселяется по тульской земле все самое интересное и красивое, что есть в богатой коллекции сада. Дендрарий служит учебной базой для будущих лесоводов по изучению древесно-кустарниковой флоры Европы, Азии и Северной Америки.
Мы прощались с Тульскими засеками, когда мягкие сумерки опустились на землю. Заря догорала. Но еще отчетливо, точно выгравированные искуснейшим мастером, вырисовывались вершины дубов на теряющем вечерние краски летнем небе. Ветер, и без того несильный, затих совсем. Деревья стояли как бы облитые золотом. Небо пылало, и по нему, словно птицы с розовыми крыльями, летели небольшие облачка, а между ними виднелись засиненные просветы. Последнее сияние вечерней зари угасало постепенно, осталась только чуть-чуть заметная беловатая полоса, блестевшая на горизонте, как поверхность дальней реки. Но вот угас и последний отблеск зари; настала короткая летняя ночь.
Ночь черно-бархатная, без ярких звезд, без красавицы луны, но тем не менее полная тихой прелести. Умолкли птицы, спрятались дневные бабочки и жуки, не гудели шмели… Деревья не шелестели листвой. Лес засыпал. На смену дневной жизни пришла новая жизнь – ночная. В лесной траве загорались, гасли и опять вспыхивали огоньки светляков: маленькие зеленоватые искорки. И чем темнее становилось, тем ярче были огоньки.
Здесь стоит побывать
Я люблю российские районные центры, их маленькие уютные гостиницы с чистым дощатым полом и ступеньками крутых лестниц, деревянные домики на солнечных зеленых улицах, вечернюю тишину, когда в окнах появляются огни, а в палисадниках сладко пахнет жасмином.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

«Записки» И. Вениаминова

Прогрессивная идея о равенстве способностей и психики алеутов и европейцев, можно сказать, пронизывает все «Записки», особенно те главы, где идет речь о национальном характере жителей Алеутских островов. Алеуты поразили исследователя мужественностью. Они «терпеливы, даже до нечувствительности», способны «на самопожертвование и добры до самозабвения». Наконец, они способны увлеченно работать ради творческой радости труда, а не для извлечения какой-то материальной выгоды.
«…Немного найдется из самых трудолюбивых европейцев таких, которые простым ионном в продолжение нескольких месяцев стали выделывать, например, из кости, разных животных, коробочки или что-нибудь другое для того, чтобы подарить их или променять на папушу табака, или вышивать, или плести какую-нибудь вещь целых полгода для того, чтобы отдать за платок или много за рубашку».
«Записки» И. Вениаминова донесли до нас и духовную культуру древнего алеутского общества, зачатки знаний астрономии и исчисления времени; фольклор, народные предания и песни, а также древнюю религию с ее мифологией и красочной обрядностью, уже в те времена вытесненную и уничтоженную христианством. Иначе говоря, все то, чего не может дать одна лишь археология.
За судьбой И. Вениаминова – этнографа, исследователя жизни алеутов, тонкого знатока их культуры и страны, с тревогой следили передовые русские люди. «Духа его не угашайте вашими шапками и камилавками»,- взволнованно писал А. И. Тургенев К. С. Сербиновичу. Но правящей верхушке царской России выгодно было использовать талант, имя и славу ученого в своих целях. Все выше поднимается он по иерархической лестнице: архимандрит, епископ Алеутский и Камчатский, архиепископ Камчатский и Якутский. Вместе с тем все более гаснет в нем дух исследователя, сокращается, как шагреневая кожа в романе Бальзака, диапазон его творческой деятельности. Наконец, слепой и беспомощный, заканчивает он свой жизненный путь на кафедре Московской митрополии, на самом высоком посту в русской церкви. Таков был этот человек. Под белым клобуком с бриллиантовым крестом сверкали живые пытливые глаза сибиряка-крестьянина, прожившего такую необычную, насыщенную событиями жизнь. И не случайно так часто вспоминали о нем алеуты и наши друзья-американцы как об одном из замечательных русских людей, внесших свой вклад в историю Русской Америки и алеутского народа.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Авторский комментарий

Пейзаж у него большей частью является своеобразным авторским комментарием к герою, продолжением его характеристики. Пейзаж становится как бы участником радостных и горестных перепаиваний и раздумий персонажей произведений писателя. Без картины Авдюхина пруда Рудин остался бы Рудиным, но тогда образ героя не достиг бы полноты своего проявления.
Пейзаж у Тургенева бывает то светлым, то пасмурным, то неприветливо грозовым, то поэтически таинственным, как будто природа понимает и горе покинутой Акулины (Свидание), и зловещие угрозы мужика (Бирюк), и сказочную фантастику детского воображения (Бежин луг). У писателя преобладает лирико-романтическое освещение пейзажа. Пейзаж выступает как своего рода музыкальное сопровождение в произведении, настраивающее читателя на определенный лад и подготовляющего его к тому, о чем будет рассказано. Основной мотив тургеневского пейзажа – жизнеутверждение. При всей лирической грусти отдельных картин писателю чужда мрачность красок, недосказанность. Используя пейзаж, Тургенев ведет читателя к мысли, что будущее народа светло. Природа – живой источник величия сил Русского народа. Широкому, вольному характеру есть где развернуться на просторах родины.
В одной из экспозиций Музея И. С. Тургенева в Орле воспроизводятся слова Салтыкова-Щедрина: …что можно сказать о всех вообще произведениях Тургенева? То ли, что после прочтения их легко дышится, легко верится, тепло чувствуется? Что ощущаешь явственно, как нравственный уровень в тебе поднимается, что мысленно благословляешь и любишь автора?.. Именно это впечатление оставляют после себя эти прозрачные, будто сотканные из воздуха образы, это начало любви и света, во всякой строке бьющее живым ключом.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Бесценные материалы

Посчастливилось получить некоторые материалы и из личных архивов зоологов – профессоров С. И. Огнева, Б. Н. Шванвича и особенно Л. А. Портенко. У последнего – бесценные материалы, перешедшие к нему от его учителя М. А. Мензбира: дневники, фотографии, рисунки Северцова. Так возникают картины детства, семейных и служебных отношений, родственных связей – живые страницы биографии. Но полного, объемного образа человека еще нет. Назревает необходимость встречи с родными Николая Алексеевича. Их надлежит отыскать.
Обращаюсь к академику И. И. Шмальгаузену – ближайшему ученику
А. Н. Северцова. Он направляет меня к внуку Николая Алексеевича, профессору зоологии Московского университета. Чудесные письма, а затем и памятные встречи с Сергеем Алексеевичем Северцовым в старой профессорской квартире на Моховой. Сергей Алексеевич не знал деда, но бережно хранит семейные реликвии. Среди них – золотая шпага прадеда, Алексея Петровича, участника Бородинского сражения, с надписью «За храбрость», генеалогическое древо рода Северцовых, письма, фотографии, ружья деда, Николая Алексеевича, и его превосходные рисунки. Сергей Алексеевич любезно разрешает сделать фотокопии. В одно из посещений мне показали, именно показали, старую нянюшку. Она живет в доме еще со времен Николая Алексеевича, ходила за его детьми и внуками, в свое время много о нем рассказывала. Увы, няня слишком стара. Иногда память озаряется, и искры воспоминаний живыми мазками ложатся на эскиз моего портрета. Этого мало, но все же уношу с собой радость: я слышала голос человека, говорившего с самим Николаем Алексеевичем. Сергей Алексеевич подсказывает новые адреса. У Людмилы Борисовны Северцовой, вдовы Алексея Николаевича, узнаю некоторые интересные подробности. Покойный муж часто рассказывал ей об отце.
Дочери А. А. Борзова тоже принимают меня очень радушно. Их покойный отец, известный советский географ, приходился племянником Николаю Алексеевичу. Но сколько-нибудь значительных материалов о нем в архиве Борзова не осталось. Сестры сохранили в памяти лишь некоторые семейные предания… Еще какие-то крохи к моей скульптуре.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Исследовательская мысль

Под стать достижениям исследовательской мысли градостроительные достоинства Пущина. Дома расставлены по рельефу, ниспадающему к Оке. В застройке применены так называемые точеные здания, расположенные так искусно, что из любой квартиры видны пойма Оки, пейзажи Приокско-Террасного заповедника, лесные дали. Но колорит этого города, пожалуй, не в архитектуре зданий, а в четкой разграниченности производственной и селитебной частей, в зонировании функциональных комплексов: институты – научная зона – отделены от жилой зоны зеленым поясом регулярного парка. Зона отдыха и спорта непосредственно за жилыми зданиями примыкает к Оке. Расположенные параллельно, зоны удачно связаны между собой, их развитие хорошо сочетается. Украшение города – 350-метровый зеленый пояс – Центральный парк площадью более десяти гектаров, где растут сосны, березы, дубы, ели, клены, лиственницы, создающие многообразие красок и оттенков, наполняющие воздух свежестью и ароматом. В парке декоративный бассейн. Еще два парка Октябрьский и Детский. В микрорайоне Аллея ветеранов, посаженная участниками Великой Отечественной войны. Тенистые аллеи, пестрые цветники, газоны создали ансамбль зелени научной и жилой зон.
В зеленом убранстве города более 60 пород деревьев и кустарников. На улицах и скверах весной вы увидите айву японскую в красном цвету, войлочную вишню с белыми цветами; летом – розы красные, рябчик рябинолистный в белоснежном цвету. Хорошо здесь прижились сибирский боярышник, облепиха, узколистный лох, барбарис, дерен сибирский, каприфоль европейский.
Пущино – небольшой город не только в теперешнем своем недостроенном еще виде, но и в будущем, в зрелости, со всеми его будущими жителями. Город раздвинет свои границы на восток в северной части.

Posted in Web-страницы at Март 31st, 2010. Комментарии отключены.

Самый крупный текстильный центр

В середине XIX в. Серпухов был самым крупным текстильным центром Московской губернии. Побывали в этом городе историки Карамзин и Погодин. Не раз через Серпухов на Кавказ ездил Лермонтов. Бывал здесь проездом в Тульскую губернию писатель Григорович. Баснописец Крылов жил в городе у своего младшего брата. Гостем Серпухова был Гоголь. Чехов, живя поблизости от города, в Мелихове, часто приезжал сюда. Трижды из Москвы через Серпухов ходил пешком в Ясную Поляну Толстой. В окрестностях города с ружьем за плечами обходил много лесных троп Шаляпин. В августе 1919 г. город текстильщиков посетил М. И. Калинин. Приезжала сюда и Н. К. Крупская. На первых выборах в Верховный Совет СССР в 1937 г. серпуховские ткачи назвали ее своим депутатом.
Экскурсантам в Серпухове показывают Красную гору, расположенную почти в центре города. Это серпуховской кремль, занимающий высокий холм у слияния рек Серпейки и Нары, откуда веками город рос и ширился. Кремль занимал наиболее выгодное место городского рельефа, он как бы господствовал над городом. На Красной горе все, как говорится, дышит историей. За шесть с половиной веков здесь многое строилось и разрушалось, многое перестраивалось. До наших дней от крепостной стены сохранились два небольших фрагмента, являющихся памятником архитектуры и находящихся под охраной государства. От башен осталось одно воспоминание.
В прошлом Красная гора называлась Соборной. Здесь во второй половине XVI в. построили Троицкий собор. В 1919 г. на горе создано мемориальное кладбище, где похоронены активные участники борьбы за победу Советской власти в Серпухове. Тогда и возникло новое название. Рядом с могилами старых большевиков покоится прах воинов, отдавших жизнь в боях с немецко-фашистскими захватчиками. Сюда в праздник Победы приходят горожане почтить память тех, кто отстоял Родину от врагов.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Высказывания Пришвина

Вспоминаются высказывания Пришвина: Я ведь, друзья мои, пишу о природе, сам же только о людях и думаю. Реализм, которым занимаюсь я, есть видение души человека в образах природы.
Музей писателей-орловцев знакомит нас с деятелями литературы главным образом прошлого века. В Елецком уезде родился Писарев Дмитрий Иванович – известный критик, публицист, книги которого находились в личной библиотеке В. И. Ленина. По воспоминаниям Н. К. Крупской, Писарева Владимир Ильич в свое время много читал и любил. Экспозиция рассказывает о публикации прокламации Писарева о Шедо-Ферроти, открыто призывавшей к низвержению царского самодержавия. Невозможно без волнения читать материалы о четырехлетнем заточении Д. И. Писарева в Петропавловскую крепость, где он не смирился, не каялся, а оставался борцом и ниспровергателем. Запас его творческой энергии сказался в написании им во время пребывания в крепости страстных, блестящих статей, в том числе о произведениях Тургенева, Чернышевского, Льва Толстого.
В родовом имении Овстуг Брянского уезда Орловской губернии родился один из величайших русских лириков XIX в. Федор Иванович Тютчев. О Тютчеве не спорят,- писал И. С. Тургенев,- кто его не чувствует, тем самым доказывает, что он не чувствует поэзии. Прежде всего, пожалуй, поэт известен как певец природы, которую он изображает как нечто живое, одухотворенное, бесконечно разнообразное в своих проявлениях, в своем звучании. В ней есть душа, в ней есть свобода, в ней есть любовь, в ней есть язык, – утверждает поэт. Словно человек, она живет и дышит, радуется и грустит, непрерывно движется и изменяется. У него лазурь небесная смеется, в трепетании молодые березовые листья с новорожденною их тенью, море в блеске и движении, осенние деревья в томном, легком шелесте, лениво дышит полдень мглистый, хмурым осенним днем полураздетый лес грустит, зима злится, уступая дорогу весне…

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Состав физического отдела экспедиции

Начальником математического отдела экспедиции был К. В. Струве. Северцову поручили руководство физическим отделом. В задачи этого отдела входило: исследование физико-географических особенностей края, его геологического строения, фауны и флоры и производительных сил. Такой объем разносторонних исследований был по плечу лишь ученому с огромной эрудицией и опытом, какими обладал Северцов. Помимо основной программы Русское Географическое общество просило Северцова обратить внимание на следы древних ледников и на развитие шелководства.
В состав физического отдела экспедиции кроме Северцова входили еще 21 человек, из которых 10 горнорабочих. На этот раз вместе с Северцовым поехала в Туркестан и его молодая жена. Весной этого года он женился на Софье Александровне Полторацкой. Этот серьезный шаг он долго обдумывал. В его 38 лет следовало с особой ответственностью относиться к семье. Удастся ли кочевую жизнь совместить с обязанностями семьянина? Ранее ему казалось это невозможным. Он неоднократно увлекался, даже влюблялся, но каждый раз спохватывался и вовремя останавливал себя. «Каково ей, бедняжке, будет соперничать с моими птицами?» – писал он отцу. Софья не такая, как другие. Она умна, образованна, притом хороша собой, а главное, с детства сама страстно мечтала о путешествиях. Это влияние книг. Поразительно, как много ею прочитано. Она выросла в интеллигентной семье.
Северцов не ошибся. Он нашел в жене верного союзника и надежного друга. В экспедиции Софья Александровна помогала мужу в ботанических и энтомологических сборах и делала нужные ему зарисовки.
Из Оренбурга выехали в начале ноября в двух экипажах, груженных самыми необходимыми личными и экспедиционными вещами. Остальную часть клади отправили с купеческим транспортом на верблюдах.
Ехали Орско-Казалинским трактом, который был тогда крайне неблагоустроен. Колеса увязали в глубоких песках, экипажи часто то застревали в ямах, то опрокидывались на холмах.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Находка в Средней Азии

Алеш Хрдличка был верным сторонником и последователем Дарвина. Он не сомневался, что неандертальская фаза как закономерная ступень развития предшествует эпохе существования современного человека. Не удивительно поэтому, что каждая находка останков неандертальского человека на новых местах, в особенности в Азии, радовала ученого. И когда газеты принесли в Америку весть о находке в Средней Азии остатков культуры мустьерской эпохи, а вместе с ними и костей человека того времени, притом именно неандертальца, а не ожидаемого противниками Хрдлички «пресапиенса», старый ученый не мог оставаться спокойным. Несмотря на бремя своих лет (ему шел девятый десяток), он захотел своими глазами увидеть и измерить чудом сохранившийся череп азиатского представителя немногочисленной семьи неандертальцев.
Хрдличка на самолете (не забудем, что в то время еще не было таких комфортабельных лайнеров, как нынешние «Илы» или «Боинги»!) пересекает Атлантический океан и появляется в Советском Союзе, сначала в Ленинграде, в здании матери русской науки – Петровской Кунсткамере.
Наконец ученый держит в руках муляж первого (пока единственного в нашей стране!) черепа неандертальца, мастерски собранного из множества кусочков знаменитым художником-антропологом Михаилом Михайловичем Герасимовым. «Да это же настоящий, классический неандерталец!- восклицает Хрдличка.- Посмотрите хотя бы на его зубы, на характерные резцы лопатообразной формы, такие же, как у его собрата во Франции.
И, конечно, нечего уже говорить о форме самого черепа. О надбровных дугах. О том, что подбородок, как и у человека из Шапельо-Сеи, отвесный, даже наклонный, без намека на подбородочный выступ».
Так из самого авторитетного источника получил признание неандерталец, найденный в 1938 году в мустьерской пещере Тешик-Таш одним из авторов этой книги (А. П. Окладниковым,- Ред.) и Верой Дмитриевной Запорожской.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Перелом в спокойной жизни И. Вениаминова

Юный механик не только был усердным помощником часового мастера, он и сам начал делать часы: сначала водяные, а потом солнечные, чем приводил в удивление семинаристов, так как «многим в то время в Иркутске, но доводилось видеть никаких часов, по редкости их».
Окончив семинарию, Иван Попов по традиции получил новую «благозвучную» фамилию – Вениаминов, в память об епископе Вениамине. Так началась деятельность Вениаминова в Иркутске сначала как дьякона, а затем и настоятеля Иркутской Благовещенской церкви, построенной в 1785 году Иваном Баушевым и другими иркутскими купцами.
Перелом в спокойной жизни И. Вениаминова произошел внезапно. В начале 1823 года пришел в Иркутск указ Синода о том, что нужно послать из Иркутска священника к алеутам на остров Уналашку. Об этом узнали в Иркутске, но «никто и помыслить не мог о поездке туда, потому что в те времена Америка и Камчатка страшно пугали деспотизмом правителей. Из всех призываемых Преосвященным к отправлению на Уналашку охотника не нашлось».
Когда же архиерей потерял надежду найти добровольца, готового ехать в Америку, перед ним появился Иннокентий Вениаминов и заявил о своем согласии. Как писал сам Вениаминов впоследствии, в Иркутск приехал «выходец с Алеутских островов» Иван Крюков, который прожил с алеутами около сорока лет. Он-то и стал убеждать И. Вениаминова поехать на острова. Однако поначалу рассказы Крюкова не имели должного действия. «Да и в самом деле,- вспоминал Вениаминов,- мог ли я, или был мне какой расчет, судя по-человечески, ехать Бог, знает куда, когда я был в одном из лучших приходов в городе, в почете и в любви у своих прихожан, в виду и на счету у своего начальства, имел уже собственный свой дом, получал доходу более чем тот оклад, который назначался на Упалашке?»
И вдруг неожиданно для всех и даже для самого себя «весь загорелся желанием ехать к таким людям… Как будто что-то поворотилось в груди моей, и я тут же объявляю своим домашним: я еду! Ни слезы родных, ни советы знакомых, ни описания трудностей дальнего пути и ожидающих меня – ничто не доходило до моего сердца; как будто огонь горел в моей душе…

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Достоверные сведения о происхождении озерной ванны

Достоверные сведения о происхождении озерной ванны и о возрасте озера, а также об изменчивости климатических и физико-географических условий на Южных Шетландских островах могли дать колонки донных отложений. Все колонки состояли из светло-серых озерных илов с прослоями водных мхов. В них хорошо видна сезонная, годовая и иная слоистость. Прослойки вулканического пепла и пыли весьма «красноречиво» свидетельствовали об извержениях на соседнем острове Десепшен.
Многочисленную группу составляют на полуостровах Файлдс и Ардли лагунные озера, тяготеющие к морскому берегу. Все они располагаются на высоте 15-20 метров над уровнем моря. От моря озера отделены валунно-галечниковыми пересыпями и береговыми валами округлых мягких очертаний. Старые береговые валы на высоких террасах поросли кустиками лишайников и подушками мха. Вообще эти места были самыми живописными в окрестностях станции. Их обычно облюбовывали для себя колонии пингвинов. Когда я занимался нивелированием морских террас, эта «публика» часто досаждала мне своим любопытством, вертясь около треноги теодолита.
Целая группа проточных озер вблизи станции, соединяясь в цепочку, образует каскад водоемов, которые питаются талыми снеговыми водами. Конечное звено этого каскада – озеро Китеж. Каскад начинается с небольшого озера на высоте 31 метр над уровнем моря, оно подпитывает второе, находящееся всего на один метр ниже. Следующее озеро на высоте 25 метров – Слаломное, затем еще два безымянных озера в конце концов питают Китеж. Такое разновысотное положение озер характерно для рельефа ледникового происхождения. В Китеже, как выяснили гидрохимики «Профессора Визе», вода оказалась очень мягкой и высокого качества, пригодной не только для хозяйственно-бытовых, но и для любых технических целей. Вот каким богатством мы располагали!

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Удовлетворение и радость

Тургенев сам предпочел этот низенький домик большому дому усадьбы. Тут ничто его не отвлекало от напряженной и творческой работы. Она приносила удовлетворение и радость. Тургенев говорил, что в Спасском его спасал труд.
Среди многочисленных экспонатов в комнате флигеля я увидел охотничье снаряжение Тургенева: ружье, ягдташ, флягу, рог, пороховницу, дорожную шляпу. Здесь же была скульптура, запечатлевшая писателя на отдыхе: усталое лицо, на коленях шляпа, рядом ружье и любимая Дианка. Кажется, он присел только на несколько минут, и потом опять дорога… Сколько мыслей порождает одно только ружье! Образы и пейзажи Записок охотника всплывали в памяти. Наедине с природой больше всего бывают охотники. Для Тургенева, страстного охотника, охота была не только своеобразным проявлением любви его к природе, источником эстетического наслаждения, но и одним из важнейших средств познания жизни. Охота позволила ему проникать глубоко в ее сокровенные тайны, тесно сближала его с людьми из парода. С этим ружьем он исходил Орловщину и соседние с ней губернии и вынес неистощимый запас наблюдений. Названия окрестных деревень, подлинные фамилии, встречи и слышанные местные истории, пейзаж – все на страницах его произведений превращалось в яркие, своеобразные картины жизни России, становилось миром особой, тургеневской поэзии.
В этом кабинете звучал голос М. С. Щепкина, читавшего Тургеневу комедию А. Н. Островского Не в свои сани не садись.
А вот большой усадебный дом, называемый теперь Мемориальный дом-музей. Нежно-сиреневая окраска стен, зеленого цвета крыша гармонировали с голубизной майского дня и изумрудом трав. После пожара в 1906 г. от усадебного дома остался только фундамент. С особым старанием сотрудники музея собирали материалы для реставраторов, составлявших проекты. Дом восстановили в 1976 г. И теперь посетители музея могут составить себе ясное представление о том, каким он был в последний приезд писателя в Спасское в 1881 г.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Лирический писатель

Тургенев был одним из величайших лирических писателей России. Современники называли его поэтом-прозаиком. Н. А. Некрасов в письме Тургеневу в 1857 г. писал: …ты поэт более чем все русские писатели после Пушкина, вместе взятые. Ты собственно лирик,- взволнованно обращался к Тургеневу В. П. Боткин,- русские читатели любят тебя… за тот романтизм чувств, за те высшие и благородные стремления, которые поэтически проступают в твоих произведениях, словом, за идеальную сторону их.
В. И. Ленин, ценивший Тургенева как писателя острой социальной направленности, называл его знаменитым русским писателем. С юношеских лет он не расставался с книгами Тургенева. Мы увидим их и в Доме-музее В. И. Ленина в Ульяновске на изготовленной собственными руками Владимира Ильича висячей полочке, и в кремлевском кабинете вождя. Тургенева я люблю читать. Какой язык!., язык Тургенева… велик и могуч, – писал Владимир Ильич. Тургеневский язык певуч, мелодичен, ритмически завершен. Основой его является язык культурной части русского общества того времени. Писатель развил пушкинские и гоголевские традиции в русском литературном языке.
В нем ощутимо влияние родной для писателя русской речи. Русский язык он воспринимал прежде всего как создание народа, как выражение коренных свойств народного характера. У орловских, калужских и тульских крестьян выучился он своему великолепному языку, ставшему недосягаемым литературным образцом. Необыкновенная сила, могущество и красота языка в произведениях писателя просто покоряют, подчиняют читателя. Достигается это большим эмоциональным зарядом каждой фразы. Он дал особый язык полю, траве, дереву, дождю, звезде, дороге, утру, дню, вечеру, ночи… Язык Тургенева составил эпоху в развитии русского литературного языка. Влияние его языка испытали в своем творческом развитии многие писатели последующего поколения.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Самодельные голубятни

Здесь над деревянными заборами еще увидишь самодельные голубятни с дремлющими на шестах голубями. А в летние вечера, после долгого знойного дня, нет большего удовольствия, чем посидеть в саду, прислушиваясь к случайному шороху- листвы, к доносящимся из чьего-то раскрытого окна звукам баркаролы Чайковского – вдохновенной хвалы щедрому лету.
На старых белевских улицах есть дома с красивой деревянной резьбой, балкончиками, с перильцами из точеных балясин. Но меняется архитектурный облик города. Строительство в наши дни новых жилых зданий и заводов обогащает город современными зданиями. На северо-восточной окраине вырос целый микрорайон. Белев стал расти и ввысь.
Одним из ярких впечатлений о пребывании в Белеве стало для нас посещение Художественно-краеведческого музея. Без него трудно представить себе прошлое и настоящее города. Мы узнали интересное о жизни уроженцев Белевского уезда – декабриста А. И. Черкасова, фольклориста П. В. Киреевского, писателя и переводчика В. А. Левшина, о последних годах жизни декабриста Г. С. Батенкова. Одна из оригинальных экспозиций – картинная галерея факсимильных репродукций западноевропейской живописи – дар французской художницы Н. П. Леже. Городу своей юности, где она научилась живописи, художница подарила 80 копий с подлинников, хранящихся в крупнейших европейских музеях. Факсимиле получены полиграфическим способом, но исполнены настолько совершенно, что максимально приближаются к оригиналу. Здесь можно посмотреть факсимиле со знаменитой картины Леонардо да Винчи Джоконда и с известной картины Рембрандта Портрет Титуса, сына художника…
Знаете ли вы, какое наслаждение ранним летним утром бродить по лесу? Вы идете тропинкой, росистая трава шелестит под ногами. Ветви деревьев, всю ночь без устали качавшиеся от ночного ветра, на рассвете будто уснули, и сейчас, кажется, никакая сила не может вывести их из состояния сладкой дремы.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Радиолокационные зондирование

Было известно, что радиофизическая группа 15-й Советской антарктической экспедиции заканчивала сезонные работы на материке и в апреле возвращалась в Ленинград на «Оби» через нашу станцию. Во время 10-15-дневной стоянки дизель-электрохода (на нем находились грузы для станции Беллинсгаузен) можно было провести радиолокацию островного ледникового щита с помощью радиофизиков В. Чудакова и А. Шалыгина, которые в этом случае вполне могли отлучиться с «Оби». По радио пришло их согласие и просьба подготовить все для съемки. Надо было подумать о транспорте, жилом балке, об электроэнергии для питания аппаратуры, о продовольствии, жидком газе, топливе и горючем.
К апрелю все удалось скомплектовать и подготовить. На Малый купол – исходную базу радиолокационных работ – завезли всяческие запасы: горючее, топливо, баллоны с газом, ящики с продовольствием. Жилой балок еще в марте был доставлен на купол.
Когда радиофизики сошли с борта «Оби» на берег, мы отправились на купол, захватив необходимую аппаратуру.
На вездеходе быстро, часа за три, взбежали на купол и, поселившись в балке, принялись готовиться к рабочим маршрутам. За два дня смонтировали на вездеходе аппаратуру и антенны, зарядили аккумуляторы; погода в апреле оказалась капризной и неустойчивой. Даже при более или менее сносной погоде на станции видимость на куполе не превышала 2-3 километров. А она была нам нужна в первую очередь, чтобы производить привязку пунктов радиолокационных измерений. Сейчас купол покрывала толща облаков нижнего яруса – мы их воспринимали как туман.
Мы сидели в балке как на иголках, по радио поддерживая со станцией Беллинсгаузен связь и интересуясь ходом выгрузки. Ведь Чудакову и Шалыгину надо было вернуться на судно к тому времени, когда она закончится.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Первая танковая гвардия

На мценской земле родилась первая танковая гвардия. Там, у сквера Танкистов, Вечный огонь. Символом бессмертия пылает он у памятника погибшим воинам. Всего этого не видел Тургенев. И теперь он не мог бы сказать, что в этом зрелище нет ничего особенно пленительного. С этой горы сейчас виден другой, помолодевший, красивый Мцонск, уверенно шагающий в будущее.
От Мценска дорога шла среди хлебных полей, изумрудных узоров лугов, фруктовых садов. Она то лениво поднималась к вершине пологого холма, то вдруг круто ныряла по скату вниз, и тогда из-под кузова слышался жалобный писк тормозов. Каждый раз, когда машина поднималась на холм, перед нами открывалась такая красочная даль, такое свежее дыхание врывалось в открытое окно машины, что у нас захватывало дух.
Только что в просветах между деревьями мы любовались синеющим горизонтом, и вдруг вдоль дороги вырос фруктовый сад. Он буйно цвел; яблони были окутаны словно розовым туманом. Мы остановили машину, вышли на прямые дорожки сада совхоза имени Тургенева.
Для меня самая лучшая пора в саду – это цветение. Всякий раз, прежде чем обрядиться в молодую зеленую листву, яблони сплошь покрываются молочно-белыми цветками. Деревья стоят словно запорошенные миллионами пушистых снежинок. Все переливается, кружится в бело-розовой кипени. Ласковый пряный ветерок игриво порхает над яблонями, будто боясь прикоснуться к их нежным лепесткам. И если бы среди белых лепестков не было бледно-розовых, и если бы над землей не разливались теплые солнечные лучи – можно было бы подумать, что и впрямь только что выпал снег и деревья оделись в зимний наряд.
Тихо и торжественно в саду. Слышится только в цветах яблонь басовитое жужжание шмелей, тонкий звон крылатых тружениц – пчел, и оттого воздух кажется живым, упругим и звонким. Пчелы спешат от цветка к цветку.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Размеры «Альфа Хеликс»

Поздно вечером, закончив работу в шурфе и прикрепив лыжи, направились вниз – к станции Старый Пальмер; вертолет должен был нас снять только в случае ухудшения погоды или если бы выяснилось, что на лыжах нам не пройти.
Ближе к берегу уклон ледника увеличивался, и скоро мы уже мчались с ветерком. Неширокие трещины мы легко перескакивали, а возле тех, что до полуметра и более, приходилось притормаживать, искать снежные мосты.
Сгущались сумерки, мы изрядно устали и промерзли на свежем ветру. Моста два-три все-таки рухнуло в бездну, едва их пересек Хьюз, шедший последним, но в конце концов все препятствия были преодолены и мы достигли станции Старый Пальмер. На следующий день за нами прислали мотобот.
В ожидании 1 февраля, когда «^ироу» должен был направиться к Южным Оркнейским островам, мне было предложено принять участие в двухдневной поездке на английскую станцию Аржентайн-Айленд и аргентинскую Альмиранте Браун. Кроме «Хироу» туда же шло научно-исследовательское судно «Альфа Хеликс», на которое в числе других ученых попал и я.
Размерами «Альфа Хеликс» почти не отличался от «Хироу». На борту его производили исследования преимущественно сотрудники Скриппсовского океанографического института, которому принадлежало судно, а также ученые из Вашингтонского и Нью-Йоркского университетов. Они изучали антарктических рыб, пингвинов, тюленей, особенно их термофизиологию.
28 января оба судна двинулись вдоль побережья Антарктического полуострова по проливам между многочисленными островами, обрамляющими высокие гористые берега. Тихие воды были украшены редкими льдинами и небольшими айсбергами, кое-где изредка горбатилась спина всплывающего из глубины кита – выпустив фонтан воды и вдохнув порцию свежего воздуха, кит уходил вниз. Случалось, кит всплывал прямо по курсу «Альфа Хеликса», и, казалось, столкновение неизбежно, но животные каким-то чудом избегали соприкосновения с корпусом судна.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Враг бомбил

Пожалуй, нигде я не вспоминал с такой остротой мою реку, как на войне. Вглядываясь в ночное небо, я уносился мыслями к Оке. Помню ночь. Враг бомбил передний край нашей обороны. Видел, как маленькие черные точки отделялись от самолетов и как горох сыпались вниз. Бомбы летели на нас. Мы затыкали уши, закрывали лицо ладонями и прижимались к земле. Звуки разрывов слышались все ближе. В судорогах дрожала земля. Самолеты носились как бешеные. Пикировали один за другим. Черными кольцами они кружились в воздухе. Но постепенно этот ад начал стихать. И вдруг один солдат неожиданно спросил меня: – Вы о чем думаете, когда лежите под бомбами? Вспоминаете? – Вспоминаю,- ответил я. Я вспомнил майскую песнь соловья на Оке… Возможно, на войне, где лилась кровь, гибли люди, обострялась тоска по близким, по прекрасному, по миру природы. В песне того соловья как будто заключалось все: и голос матери, и родной край, и голос любимой, и надежда…
Уже много, много лет не расстаюсь я с Окой. И каждый раз, подъезжая к родным местам, задолго всматриваюсь, боясь пропустить, когда покажется Ока. Почему я полюбил эту реку? Ведь видел реки и длиннее и величественнее – не могу объяснить толком. Разве сын задумывается над тем, почему любит мать?!
Если начинать путешествие по реке – то с истока. Я даже придумал, как начну свой очерк, знал первую фразу: Ока рождается на Среднерусской возвышенности, на крайнем юге Орловской области, на высоте 226 м над уровнем моря из двух крошечных ручейков в неглубокой заболоченной балке.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Предок американских индейцев

Впрочем, Хрдличку в Россию привели не только сведения о найденном в Узбекистане неандертальце. Вторая проблема, решение которой стало содержанием его научной жизни,- «первые американцы», то есть проблема происхождения американского человека, традиционная дли американской археологической науки, можно сказать, первая по значению и исходная всех ее тем.
Когда и какими путями проникли на Американский континент его первые обитатели? Иначе говоря, где пролегают пути из Старого Света в Новый, по которым шли предки американских индейцев, заселявшие к моменту появления европейцев, викингов Лейфа Эриксона и матросов-конкистадоров с каравелл Колумба, обе Америки – Северную и Южную?
Алеш Хрдличка и в решении этой проблемы был убежденным пропагандистом одной идеи: предок американских индейцев пришел в Америку из Сибири через Берингов пролив. Последний в ледниковое время был не проливом, а перешейком, тем сухопутным мостом, по которому прокладывали свои тропы мамонты, дикие лошади и бизоны, и в погоне за ними, по мысли Хрдлички, из Старого Света к Новый Свет – из Сибири на Аляску – должны были проникнуть первобытные охотники, вооруженные копьями с, каменными или костяными наконечниками, не знавшие лука и стрел. На материке Азии исходным центром для расселения по направлению к американским берегам была, как считал Хрдличка, Восточная Сибирь, а конкретно – Прибайкалье.
Именно на берегах Ангары еще в 80-х годах один из пионеров сибирской археологии П. И. Витковский открыл и по тем временам образцово исследовал замечательный Китойский могильник, в котором нашел превосходно сохранившиеся костяки и орудия людей неолитического периода. Находки на Китое получили широкий резонанс во всем цивилизованном миро. О них писали как о важнейшем открытии в области истории первобытного общества.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Холод на полюсе

На контрольных полосах Заморуева, замаркированных 5 марта 1968 года, наблюдения были проведены в конце марта 1970 года. Максимальное смещение составило 10-15 сантиметров в год. Это довольно много.

По наблюдениям на специальном полигоне с пятью створами, оборудованном 12 января 1970 года близ станции на пологих склонах широкого эрозионного распадка, среднее смещение составило 5 сантиметров (за летний сезон). Максимальное смещение 50-55 сантиметров было зафиксировано на склене крутизной около 7° в мощном переувлажненном солифлюкционном потоке.
Солифлюкционным процессам на острове явно благоприятствовали климатические условия, характер увлажнения почвогрунтов и состав горных пород, подверженных активному выветриванию. На склонах скалистых гряд и в распадках между ними широко распространены солифлюкционные оплывины, основу которых составляют массы мелкозема, базальтового песка, дресвы, суглинка и щебня. Выветривание здесь действительно очень активное, поскольку температура воздуха, большую часть года близкая к нулю градусов, часто переходит этот рубеж в ту либо другую сторону.
Летом 1969-70 года было замечено, что на некоторых склонах при интенсивном смещении почвогрунтов образуются узкие, но четкие полосы из щебнистого материала, которые послушно следуют за мощными шлейфами солифлюкции, напоминая ледниковые срединные морены. Такие шлейфы формируются в условиях, когда мерзлые грунты оттаивают на значительную глубину и существенно прогревается активный слой.
Насыщение водой активного слоя происходит за счет атмосферной влаги и в результате оттаивания кристалликов почвенного льда.
Автор проследил за ходом оттаивания активного слоя и его температурой с 15 декабря 1969 года, когда почва оттаяла в среднем только на 10 сантиметров, до 1 февраля 1970 года, когда глубина оттаивания достигла 100 сантиметров. 22 декабря, в день летнего солнцеворота, температура поверхности в разных солифлюкционных шлейфах колебалась от 6.до 20°С.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Приокский пейзаж

Он рисовал так быстро, что, казалось, его тонко заточенный карандаш без всякого труда на ходу ловил все: и очертания обрывистых берегов, поросших по верху кудрявой зеленью, и тихие речные заводи, и пожелтевшие лесные поляны, и снежный покров в светлый морозный день наступающей зимы, и закаты над зеркально-неподвижной гладью реки. Художник подмечал самые тонкие черты приокского пейзажа.
У каждого живописца свое любимое время года. У Саврасова весна – помните Грачи прилетели? У Куинджи – лето о Березовой роще он блестяще передал состояние летнего солнечного дня. У Поленова заветная пора – осень. Художник, любуясь окружавшими его прозрачными осенними красками, любил повторять пушкинские слова: В багрец и в золото одетые леса… – и он сумел увидеть, поймать и перенести на полотно все богатства красок осени. С глубоким проникновением, с сердечностью и с любовью к приокскому краю написана им Золотая осень – вид на Оку в сентябре. Это гордость поленовской картинной галереи, настоящий гимн в честь пламенеющей осени, сказочно преображающей приокскую природу. Смотришь на картину и чувствуешь, как художник учит тебя любить пышную золотую парчу и мажорные краски великолепной осени на берегах тихоструйной Оки. И именно потому, что художник сумел почувствовать и верно передать не только состояние природы в эту пору, но и настроение воспринимающего ее человека, картина так убеждает, волнует зрителя. Она как бы говорит нам: взгляните, как прекрасен окружающий мир! Будьте же и вы достойны его, пусть все случайное, житейское и временное не коснется вас и не замутит духовный мир, который должен быть светлым у каждого!

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Предохранение черенка

Сведши сок к свежему так, чтобы привой не сдвинулся с подвоя. Ранку, место среза, обмазываю со всех сторон пластилином и завязываю изоляционной лентой. Для предохранения черенка от мороза прикрываю его землей.
Метод прививки дуба в мешок разработан учеными Воронежского лесотехнического института. Я лишь исполнитель прививок по этому методу. Вместе со своими помощниками в день мы делаем по 180 прививок. Через две недели смотрю на верхнюю почку: прижился ли черенок. Если из почки появился росток – значит, прививка удалась.
Мы шли мимо молодых дубовых посадок. Писемская остановилась у дубка, который был ростом выше ее, и сказала: Вот привитый дубок. За год он вытянулся более чем на метр. Я его назвала Космосом. А тот,- указала она на соседний разлапистый корявый карлик, поднявшийся от земли сантиметров на тридцать,- не привитый. А посажены в одно время. Непривитый через четверть века даст первые желуди, а привитый,- она приняла к щеке ветку с листьями Космоса,- дал желуди на четвертом году жизни. Такой же вырастет богатырь, как и его родитель.
Мастеру возрождения дубрав пишут лесоводы из многих районов страны. Хотят научиться прививать дубки, и Мария Георгиевна щедро делится своим опытом.
В засеках пахло медом. Цвела липа. Она цветет последней. После липы уже пи одно дерево в этом году не зацветет. В засеках липа мелколистная. У ее листьев обратная сторона сизая, а у крупнолистной – зеленая. Мелколистная липа зацветает раньше крупнолистной, она более нектароносна и долговечна. Липа придает особый облик Тульским дубравам, являясь постоянным и неизменным спутником дуба. Она растет со всеми древесными породами засек, выполняя роль защитника почвы от задернения. Местами липа образует чистые липняки.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Старые соты

А вот и само дерево. Его нетрудно узнать по темному стволу и сучьям, по нежным, сердцевидным, зубчатым листьям. Кора вся в трещинах и наростах, она похожа на старые соты с застывшими, черными от старости пчелами. Густую, куполообразную крону обильно снизу доверху усыпали с виду неприметные, мелкие золотисто-желтые цветочки. Они собраны в соцветие полузонтик, свисают вниз и закрыты листьями, надежно защищающими их от дождя. Словно маленькие желтоватые парашюты раскрывались они на ветках. Крошечные цветки липы выделяют столько сока-нектара, что он не умещается в чашечке цветка и вытекает наружу. Если в такое время стукнуть по дереву так, чтобы оно вздрогнуло, можно увидеть настоящий медовый дождь.
Нежный сладкий запах распространяют липовые цветы. Вероятно, за тонкий, приятный аромат ее цветов в старину июль – месяц цветения липы называли липец. Над цветами липы всегда жужжат пчелы, усердно собирая невидимые росинки сладкого душистого нектара. В Тульских засеках более ста видов медоносных растений, и среди них липа мелколистная стоит на первом месте.
Породы деревьев сменялись одна за другой. Поворот – и, словно темное облако, показались ясени. Названо дерево так неспроста. Встанешь под его раскидистую крону и увидишь, как много оно пропускает света. Дерево очень красивое. Ствол у него ровный, гладкий, будто колонна, а крона пышна. В засеках ясень в числе основных пород.
И вот нас уже встречают клены, постоянные спутники ясеня и дуба, они не терпят тесноты и стоят поодаль друг от друга. И оттого, что живут они на просторе, осанка у них горделивая, величавая. Клены немного щеголеваты, сами никого не опекают и не принимают покровительства соседей, раздражаются по пустякам: даже в спокойную погоду их широкие лапчатые листья с кем-то спорят, кому-то возражают, но и в этом их прелесть.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Водная эрозия

Орловская область является одной из подверженных водной эрозии областей Средне-Русской возвышенности. Территория ее изрезана оврагами. Вместе с балками они занимают десятую часть площади области, или более четверти миллиона гектаров ценных сельскохозяйственных угодий. Эрозии подвержено около половины пашни. Обычно овраги начинаются на крутых склонах холмов, прилегающих к рекам, и ежегодно растут, врезаясь верховьями в междуречье. Глубина и рост оврагов зависят главным образом от крутизны склона долины. Задернованные овраги называются балками. Они здесь настолько распространены, что рельеф области называется овражно-балочным.
На лике земли, как на лице человека, есть морщины. Это овраги и балки. Ими изрезана не только Орловская, но и Калужская, Тульская и другие области Средней России, а также Украина, Молдавия, Азербайджан… Каждый год оврагам платят тяжелую дань, так как они разрушают почвенный покров, сокращают площади под пашнями, разделяют ее на мелкие участки. Они неудобны для использования сельскохозяйственных машин. Вешние воды, размывая овраги, уносят песчано-глинистый материал в реки, заиливают их и губят пойменные луга и пашни.
- Вы думаете, здесь всегда были эти лысые, неприглядные овраги? – обратился научный сотрудник ко мне.- Когда-то взор тут радовали могучие дубравы. Причина появления оврагов – сам человек. Все пошло с древних вятичей, которые вырубали и выжигали леса для пашни. Но они лишь начали дело. С подлинным размахом завершили его промышленники прошлого и начала нынешнего веков – они свели на нет большинство дубрав и боров европейской части России.
Не случайно А. П. Чехов устами доктора Астрова сказал в конце прошлого столетия: Лесов все меньше и меньше, реки сохнут, дичь перевелась, климат испорчен, и с каждым днем земля становится все беднее и безобразнее.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Исследования минеральных ресурсов

Геологи Дорошин и Фуругельм предприняли исследования минеральных ресурсов, особенно угля, который добывался па полуострове Кенай. Добыча пушнины велась с первых дней русского господства и играла значительную роль на мировых рынках. В последний период русской истории были предприняты меры по охране пушных ресурсов. Сверх того было развито судоходное сообщение вдоль северо-западного побережья Америки, установлены транспортные линии между далекими русскими факториями и прочими поселениями, возникли торговые связи с Викторией, Сан-Франциско и другими центрами»31.
На Аляске и Алеутских островах и поныне сохранилось очень много свидетельств пребывания русских. Даже есть еще русские поселения, где живут по старинным обычаям. Об одной из таких деревень рассказала газета «Апchorage Daily Times в своем августовском номере. Деревня эта располагается в лесной глуши полуострова Кенай, примерно в двухстах милях к юго-западу от Анкориджа. Живет в деревне около 300 поселенцев. Занимаются они рыбной ловлей и по контрактам работают на местной лесопилке. В деревне свято чтут старые обычаи, исповедуется религия такой, какой она была па Руси в XVI веке, до раскола церкви. Поощряются ранние браки и только между своими. Жители носят старинную русскую одежду. Ребятишки играют в русские игры и говорят на русском языке.
Лет десять назад эти русские жили в Орегоне, который покинули, потому что их дети-подростки начали употреблять наркотики. С жителями окрестных ранчо и поселков у них установились неплохие отношения. Хотя, как сообщает газета, случаются и конфликты. Так, один владелец магазина скобяных товаров отказался пускать русских поселенцев в свой магазин. «Они,- говорила одна из жительниц деревни,- хотят, чтобы русские убирались отсюда. Но русские поселились здесь раньше их, еще в восемнадцатом столетии». Староста деревни Мартушев на вопрос корреспондента «Anchorage Daily Times ответил:
«Жизнь здесь не легка, но все-таки люди могут здесь жить».

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Новь древнего города

Есть дожди, которые начинаются стремительно. Они налетают неожиданно, словно из засады, и не успеешь опомниться, как уже промок до костей. Другие так хлещут, словно настал потоп. Третьи начинаются с урагана молний и громовых ударов, с грозного гула в небе, когда кажется, что черный купол над твоей головой вот-вот расколется и с грохотом рухнет на землю. В этом же дожде было что-то кроткое, точно это не дождевые капли шелестели в кронах дубка, а шелковичные черви точили поредевшую листву. Не пошевелилась ни одна ветка, не колыхалась ни одна травинка, не блеснула ни одна молния, и казалось, что вся природа затаила дыхание. Такой дождь в народе зовут грибным. Он падает не спеша, и от него земля и воздух будто дымятся. После него из земли сыроежки выскакивают, боровики, лисички, маслята, грузди в рост идут. Очень любят грибы такой дождь. Но вот дождь кончился. Мрачная туча сизым крылом пронеслась над лесом и сквозь серовато-белые края ее чуть виднелся клочок свежей чистой синевы. Выглянуло солнце, брызнуло медью лучей, спокойно засияло, точно заулыбалось, играя на пестрой листве деревьев.
Едешь ли по автомагистрали Москва – Симферополь, спешишь ли на поезде на юг, или плывешь по Оке на быстроходном катере, Серпухов все равно не минуешь. На карте страны он указан к югу от Москвы, там, где синяя тонкая нить Нары становится голубой и широкой, а еще чуть ниже впадает в Оку. До столицы отсюда – сто километров. Из приокских городов Серпухов – один из древнейших. В письменных источниках он впервые упомянут в свитке завещания Ивана Калиты в 1328 г. Название его произошло от речки Серпейки, огибающей холм – Красную гору,- то место, откуда началась история города-крепости.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Трагическая гибель Северцова

Все с трудом выбрались на берег. Лошади с коляской вместе с рукописями пошли ко дну. Первый вопрос Николая Алексеевича был: «Где портфель?» Идти дальше не было сил. Он упал и потерял сознание. Лишь через полтора часа приехавший врач установил смерть. Это было 26 января 1885 г. Похоронили Северцова на старинном кладбище близ его усадьбы в родном Петровском.
С глубочайшей скорбью воспринял ученый мир весть о трагической гибели Северцова. Передовые журналы и газеты в России и за границей посвятили ему некрологи.
Научное наследие Северцова обширно и многообразно: коллекции, карты и литературные труды.
Основная орнитологическая коллекция Северцова и описания к ней хранятся в музее Зоологического института АН СССР в Ленинграде. Насчитывает она свыше 12 тысяч экземпляров. Часть сборов находится в Зоологическом музее Московского университета. Довольно большой гербарий, преимущественно тянь-шаньской флоры, был передан Северцовым Ботаническому саду в Петербурге (ныне Ботанический институт АН СССР). Петербургскому университету досталась небольшая, но очень ценная коллекция среднеазиатских рыб. По данным Л. С. Берга, Северцов первый установил, что в водах Аральского моря обитают 17 видов рыб; сам же Берг обнаружил в Аральском море 24 вида. Образцы минералов были переданы в Геологический музей Академии наук. Значительную часть своих коллекций Северцов всегда оставлял в Ташкенте для местного музея.
Огромная ценность сборов Северцова состояла в том, что впервые полно и подробно ученый мир ознакомился с фауной, флорой и геологией почти неизвестной дотоле Средней Азии. Теперь, когда вопрос об охране природы стал особенно актуальным, ценность этого собрания еще больше возросла, так как многие виды, в нем представленные, практически исчезли. Примечательно и то, что коллекции были описаны и приведены в образцовый порядок самим Николаем Алексеевичем.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Работа над диссертацией

Работа Северцова, по отзыву академика Л. С. Берга, не потеряла своего значения и до сих пор.
Потомки по достоинству оценили этот труд. В нем, говоря словами советского зоогеографа С. И. Огнева, «… через головы следующих поколений были предвосхищены многие идеи, которые только теперь развиваются в работах новейших экологов». После издания книги и нескольких статей имя Северцова стало достаточно известным в кругах натуралистов Москвы и Петербурга.
В работе над диссертацией Северцов не только обрел научную зрелость, но и почувствовал себя в силах производить исследования больших масштабов и в неведомых дотоле районах.
Во время зимних приездов в Москву из Петровского Северцов довольно часто, как, впрочем, и в студенческие годы, бывал в обществе, в литературных и светских кругах. Однако светским визитам и развлечениям Николай Северцов уделял немного времени. Основными помыслами молодого магистра были вопросы науки. Он усердно работал в библиотеках, готовился к педагогической деятельности и собирался в первую свою заграничную поездку «для изучения главных зоологических коллекций», которые он знал лишь по литературе.
В Мюнхен Северцов выехал в июле 1856 г. Его имя уже было известно ученым Западной Европы по статьям в «Вестнике естественных наук», издаваемом Рулье.
На родину Северцов вернулся через полгода, обогащенный знаниями и впечатлениями, полный уверенности, что станет преподавать зоологию в Московском университете. Но, как выяснилось, его прошение было отклонено ученым советом. Высоко ценя его талант и эрудицию, члены Совета считали, однако, что дефекты речи и угловатость Северцова помешают его лекционной работе. Когда же решение Совета было пересмотрено в пользу Северцова, он и сам отказался, найдя новый жизненный путь. Путь этот был необычен и труден, но Северцов без колебаний вступил на него.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Центр крестьянской войны

Калужане горды тем, что под их городом в один из ноябрьских дней 1480 г. русские воины остановили полчища татарского войска хана Ахмата на берегу Угры, притоке Оки. Великое стояние на Угре положило конец татаро-монгольскому игу на Руси. Калуга была центром крестьянской войны под водительством Ивана Болотникова. В дни Отечественной войны 1812 г. Калуга слала фельдмаршалу М. И. Кутузову на помощь ополченские отряды, продовольствие и фураж. В известных сражениях у села Тарутино и города Малоярославца русская армия нанесла сокрушительные удары армии Наполеона, решившие судьбу России и Европы. Отмечая патриотизм калужан, М. И. Кутузов писал: Вменяю в приятный долг уведомить калужан, что неприятель и враг русского народа обратился в бегство. Имеете вы право называться достойными сынами Отечества.
В конце XVIII – начале XIX в. Калуга была важным торговым центром России и одним из крупных (по числу жителей) русских городов. Калуга являлась главным пунктом сбора сельскохозяйственной продукции Верхнеокского района. Калужские купцы разбогатели и начали много строить.
С историей Калуги связаны многие известные имепа. Здесь бывал А. Н. Радищев, приезжал Г. Р. Державин, служили С. Т. Аксаков и Г. И. Успенский, работал Н. В. Гоголь, останавливались Л. Н. Толстой и Ф. М. Достоевский, бывали проездом А. С. Пушкин и В. Г. Белинский. На сцене калужского театра выступали М. С. Щепкин и П. С. Мочалов. Вернувшись из сибирской ссылки, жили декабристы Г. С. Батенков, Е. П. Оболенский, Н. П. Свистунов, жил известный публицист Н. М. Шелгу-нов. В Калугу были высланы царскими властями видные большевики М. П. Доброхотов, А. В. Луначарский, И. И. Скворцов-Степанов, И. Ф. Дубровинский, С. П. Середа.

Posted in Web-страницы at Март 30th, 2010. Комментарии отключены.

Возникновение приморских культур

Культуры морских охотников – яркий пример адаптации к приморскому образу жизни в приполярной зоне. Появление у приморского населения – предков чукчей, коряков, алеутов, эскимосов – прочного зимнего полуподземного жилища, теплой меховой одежды типа комбинезона, легких байдар и каяков из шкур морского зверя, бытового и производственного инвентаря, включая костяные поворотные гарпуны, привело к формированию высокоспециализированных культур морских зверобоев и, в конечном счете, сделало возможным освоение человеком морских побережий Тихого и Ледовитого океанов. По своей значимости в общечеловеческом прогрессе это событие можно сравнить с возникновением и распространением земледелия в южных областях с благоприятными климатическими условиями.
Долгое время считалось, что возникновение приморских культур – событие в историческом масштабе довольно позднее: в лучшем случае эпохи неолита или даже железного века. Некоторые ученые местом формирования этих культур считали южные районы, полагая, что в область Берингова моря мигрировали уже сформировавшиеся культуры, с готовым специализированным набором орудий для морской охоты. В свете новейших исследований стало очевидным, что корни приморских культур нужно искать на севере Тихоокеанского бассейна и в более ранних пластах, чем предполагалось.
Что же могло оказать значительное влияние на формирование приморских культур? Прежде всего, климатические и экологические изменения. Резкое потепление климата около 10 тысяч лет назад вызвало исчезновение крупных наземных млекопитающих (таких, как мамонт), а повышение температуры вод от 6 до 10 градусов привело к изменению морской фауны. Количественно и качественно изменился планктон и, как следствие, более многочисленными стали киты, ластоногие и другие морские млекопитающие. Приспосабливаясь к этим новым условиям, к новым формам экономики вынуждены были переходить и люди, превращаясь из охотников тундры в морских зверобоев.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Каракуль – замкнутый бассейн

Сейчас общеизвестно, что Каракуль – замкнутый бассейн. В ледниковый же период озеро имело два стока – на юго-запад и северо-восток. Беглый осмотр района привел Северцова к предположению о продолжающемся стоке Каракуля в Амударью во время снеготаяния.
После топографической съемки двинулись к югу через один из самых высоких в мире и неприступный тогда перевал Акбайтал (около 5000 м). Достигли оз. Зоркуль (4126 м), а затем и оз. Яшилькуль (3734 м). Впервые были исследованы и нанесены на карту прибрежные районы этих озер.
Работы экспедиции закончились к началу 1879 г. Результаты ее произвели подлинный переворот в существовавших представлениях о Памире. Ранее Памир считали прямым продолжением Тянь-Шаня. Северцов же впервые доказал, что это независимая, самостоятельная горная система. Его концепция не всеми была принята полностью. Прошло сто лет, а вопрос о границах Памира и Памиро-Алая все еще дискутируется современными учеными.
Даже неполный перечень результатов экспедиции и сейчас кажется грандиозным. Впервые были составлены топографические карты, которые лишь незначительно отличаются от современных. Собраны громадные коллекции: 350 видов птиц (сбор Федченко-110 видов), 60 видов зверей (против известных ранее десяти), 20 видов рыб (против четырех), 2000 экземпляров растений и большая коллекция насекомых.
В этой экспедиции впервые был фотоаппарат. Однако Северцов по своему обыкновению делал зарисовки. Он написал с натуры архара, яка, горного козла и других животных.
Особые симпатии вызывает отношение Северцова к немногочисленному местному населению. С горечью наблюдал он нищету горцев. Везде примечал бесснежные пастбища, по соседству с которыми, несмотря на жестокие морозы и бури, ютились киргизские зимовки. Тогда считалось, что культурное земледелие и скотоводство на Памире немыслимы. По убеждению же Северцова, там вполне возможно было развивать сельское хозяйство. «…Флора и фауна Памира, – пишет он в «Заметках о фауне позвоночных Памира», – гораздо богаче, чем можно бы ожидать по его суровому климату». Прогнозы ученого сбылись лишь в советское время.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Пущинские радиоастрономы

Образуется телескоп, но с приставкой радио. Пущинские радиоастрономы принимают радиоизлучения с большой точностью. Они принимают – радиоизлучения солнца, планет Солнечной системы, звезд, галактик и туманностей – видимых и невидимых, удаленных от Земли на миллиарды световых лет. Гигантский радиотелескоп помогает нашим ученым использовать преимущества, которые дает радиоастрономия по сравнению с оптической астрономией.
Мечтая о прекрасном городе будущего, К. Г. Паустовский писал в 20-х годах: Сделайте города такими, чтобы ими можно было гордиться, чтобы в них можно было работать, думать и отдыхать, а не заболевать неврастенией… Пущино именно такой город. Это город пешеходной доступности. Горожанину довольно двадцати минут, чтобы из любого места города пешком дойти до работы, до реки, до леса.
Здесь существует некая общегородская атмосфера творчества. Хочешь встать ночью и вернуться продолжать эксперимент – пожалуйста. Необходимо подумать, сосредоточиться в тишине – спускайся к Оке, любуйся сказочной среднерусской природой, причудливыми изгибами реки среди темных ив и серебристых берез. Весной в этом городе услышишь звонкоголосого соловья, а летом – жаворонка. Пущино напоминает южный тихий курортный городок. Светлый, открытый воздуху и солнцу. Всюду зелень. Кроны деревьев смыкаются над головой и создают тенистые аллеи, ветер приносит с заокских полей и лугов запахи трав, а когда зацветает липа, кажется, что город купается в густом и теплом меде.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Коллекция находок из Анангулы

Стоянка Анангула была открыта в полевой сезон 1938 года. Честь ее отрытия принадлежит В. С. Лафлину и A. Г. Мэго – молодым тогда сотрудникам Смитсоновской экспедиции, проводившей в 1936-1938 годах под руководством А. Хрдлички обследование Алеутских и Командорских островов. При осмотре обнажений выдувов В. С. Лафлин и А. Г. Мэй собрали небольшую коллекцию каменных орудий, среди которых выделялись призматические пластины, полиэдрические нуклеусы, скребки и ножи с односторонней обработкой.
Пожалуй, это было самое важное открытие 30-х годов в археологии Тихоокеанского Севера. Его назовут сенсационным. Но это будет позже, а в то время находки
B. С. Лафлина и А. Г. Мэя не привлекли особого внимания исследователей. Более того, нашлись скептики, которые считали эти каменные орудия обычными отходами производства обработки камня поздних алеутов.
В. Лафлип и А. Мэй обращались за советом к известным специалистам по древним культурам Севера Дж. Гиддингсу, Р. Солсцкому, Ч. Бордену, Г. Нельсону. Им сочувственно улыбались, дружески похлопывали по плечу, однако объяснить смысл и значение находок не могли.
Только в 1951 году В. С. Лафлин вернулся к своим прежним сборам и, тщательнейшим образом проанализировав их, опубликовал первую статью о каменной индустрии пластин Апаигулы.
Характеризуя коллекцию находок из Анангулы, Лафлин отметил их специфические черты: 1) наличие призматических пластин и пластинчатых отщепов, снятых с больших, специально изготовленных нуклеусов мезолитического типа; 2) отличие большинства пластин и нуклеусов от известных орудий палеоалеутской культуры; 3) особенность материала, из которого были изготовлены анангульские пластины.
Тогда же В. Лафлин высказал предположение, что возраст анангульских находок должен быть определен «как более ранний, чем 5000 лет».

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Длительный период затишья и застоя

После длительного периода затишья и застоя поразителен стремительный рост города в паше время. Алексин стал крупным промышленным центром Тульской области. Его предприятия дают стране запорную стальную арматуру для нефтяной и газовой промышленности, железобетон, лаки, краски, растворители, резинотехнические изделия, картон, строительные материалы. Построена теплоэлектроцентраль, которая кроме электроэнергии обеспечивает предприятия и городское хозяйство горячей водой и паром. Вблизи города добывают бутовый камень, песок, гравий. Известен Алексин и как климатическая здравница. Если бы потребовалось предельно кратко выразить современную географию Алексина, то я бы употребил слово рассредоточенность.
Небольшой по населению, он раздвинул свои границы вширь и ввысь. Старая часть города размещена на правом берегу Оки. Живописность этой территории придают холмы и овраги, круто и извилисто спускающиеся к реке. Из них большой овраг Мордовка, проходящий почти в самом центре города, хранит воспоминание о героической борьбе горояан с войском татарского хана Ахмата в 1472 г. Внешний облик этой части города во многом сохранил черты российской провинции прошлого века. Как и прежде, преобладают маленькие улицы с неприметными одноэтажными домами.
Новая, левобережная часть города – это заводской район, известный под названием Соцгород. Здесь проходит железнодорожная линия Тула – Калуга. Пульс Алексина, его сердце в этой половине города. Старый Алексин стал именоваться Заречьем. Обе части Алексина соединяет железобетонный мост через Оку, построенный недавно.
В Соцгороде, на его главной магистрали – улице Мира, привлекает внимание красивое здание Дворца культуры с колоннадой, чудесными наружными и внутренними лепными украшениями и здание оригинальной архитектуры универмага, и березовая аллея. Специально посаженная, она по праву считается украшением города.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Реки в Кызылкуме

Ошибочное заключение Северцова объясняется, видимо, тем, что обе его поездки на Аральское море совпали со временем понижения уровня воды. Тем не менее, наблюдения Северцова над изменениями береговой линии Арала были чрезвычайно интересны и полезны. Об этом и говорит Л. С. Берг в названной монографии: «…первыми точными сведениями мы обязаны Н. А. Северцову».
Невозможно перечислить весь круг вопросов, занимавших Северцова в течение десятимесячной экспедиции. Следует сказать еще и о его интересе к многочисленным сухим руслам рек в Кызылкуме. Он собственноручно произвел съемку некоторых из них, в частности Жанадарьи.
Существовало множество теорий и легенд по вопросу о соединении систем рек Сырдарьи и Амударьи; некоторые из этих теорий Северцов разделял, ссылаясь при этом на указания древних путешественников. Внимание Северцова к сухим руслам было вызвано стремлением возобновить былую водную связь между названными реками. В этом он усматривал источник орошения пустыни, а значит, развития культурного земледелия. Северцов был твердо уверен, что до нашествия Чингисхана Кызылкум был цветущим краем. Он сам видел следы оазисов, крепостей и арыков в таких глубоких песках, «…где теперь не только жить, но кочевать нельзя». Возрождению пустыни могло бы способствовать, по Северцову, и развитие судоходства, хотя этому препятствовали многие факторы: отсутствие топливной базы, переменчивость фарватера азиатских рек, редкое население.
Северцов справедливо считал, что «…истинная будущность Аму и Сыра не в судоходстве, а в развитии орошения, в развитии производительности по берегам… при развитии орошения и производства может окупиться железная дорога».
Предварительный отчет Северцова изобилует новыми сведениями о пустыне Кызылкум, о ее топографии, о климатических особенностях, о геологии и гидрографии, об экономике и этнографии. Превосходная карта, а также геологические и зоологические коллекции дополняют эти данные.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Переносы морскими льдами и айсбергами

Одновременно со строительством научные работники экспедиции обследовали бухту Ардли и ее берега. Гидрографы промеряли глубины, аквалангисты изучали обитателей дна и глубинных вод, топографы снимали местность, а геоморфологи и геологи соответственно делали свои съемки. На берегу было построено несколько геодезических знаков и определен астропункт для обоснования топографической съемки и промеров. Почти месяц, пока строилась станция, велись наблюдения за колебаниями уровня моря, которые, как оказалось, не превосходили двух метров. Биологи обследовали наземный животный мир окрестностей.
Наконец 22 февраля 1968 года на мачте станции Беллинсгаузен взвился Государственный флаг СССР.
Большое количество щебня и крупной гальки в осадочные породы на дне Южного океана могло попасть за счет переноса морскими льдами и айсбергами. Однако обломочный материал отсутствовал там, где породы были старше 20 миллионов лет. Следовательно, можно сделать вывод, что оледенение Антарктиды началось не 5-7 миллионов лет назад, как считалось ранее, а не менее чем 20 миллионов лет назад. Кроме того, на последнем возрастном рубеже в кернах были впервые обнаружены остатки холодолюбивых морских организмов.
Начавшись, оледенение Антарктиды росло, пока около 5 миллионов лет назад ледниковый щит не достиг границы, находившейся на 400-500 километров севернее современной его кромки. Этот вывод касается, правда, только района шельфового ледника Росса.
Единством происхождения объясняется сходство геологического строения южноамериканских Анд и покрытых ледниками горных сооружений Антарктического полуострова. Их соединяет своеобразный трансокеанический «мост» в виде островной дуги Скоша, образованной Южными Сандвичевыми и Южными Оркнейскими островами с прилегающими подводными хребтами и желобами.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Маршрут по западному побережью озера Умнак

В 200 метрах юго-восточнее от жертвенника зафиксировали несколько погребений, обозначенных на поверхности каменными кладками.
Маршрут по западному побережью озера Умнак позволил собрать интересную коллекцию каменных орудий, по характеру обработки близких изделиям верхних слоев Чалуки.
Когда поднимались на холм после осмотра небольшой бухточки, закрытой с северо-северо-востока утесами мыса Сморр, неожиданно наткнулись па характерные округлые углубления. Котлованы древних жилищ! Они поросли травой, но виднелись концы китовых ребер, вертикально вкопанных в землю. Ребра когда-то служили опорами полуподземных жилищ. Рядом с жилищами обнаружили несколько костей кита, явно обработанных рукой человека, кости сивуча и тюленей. Пред нами предстало поселение древних китобоев, названное еще В. Иохельсоном Углудах.
Собранные здесь каменные и костяные орудия и сравнение их с точно датированными находками из Чалуки позволяют высказать мысль, что стоянку Углудах правильнее отнести к концу I тысячелетия до нашей эры – началу I тысячелетия пашей эры.
И совсем неожиданным было открытие в неглубокой седловине к юго-западу от мыса Рифов местонахождения галечных орудий. Они были рассеяны на небольшой, размытой дождями площадке на склоне холма. Из общей массы выделялись массивные, несколько уплощенные с боков гальки, расщепленные характерным приемом. Один конец у них был затесан и заострен. У некоторых было слегка скошенное лезвие, у других оно располагалось почти перпендикулярно длинной оси, а у одного орудия лезвие было желобчатым, оббитым с обеих сторон. Гальки эти могли использоваться как дубящие орудия.
Многочисленность образцов и повторяемость форм – критерии их подлинности. Кроме того, типологически близкие им изделия можно встретить в Монголии, Сибири, па Амуре и в Приморье. На Алеутских островах подобные изделия до сих пор не встречались. О возрасте их говорить пока трудно. И все же следует вспомнить, что галечная техника и галечные орудия довольно устойчиво держатся в поздних доиеолитических памятниках Азии.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Южные Шетландские острова

Южные Шетландские острова стали известны людям всего за год до открытия Антарктиды. Счастливцем – первооткрывателем их оказался некий У. Смит, английский торговец и зверопромышленник. В феврале 1819 года, когда он следовал мимо мыса Горн из Буэнос-Айреса в Вальпараисо, страшный шторм отбросил судно на юг, к Новой Южной Британии (так вначале были названы острова). Поскольку архипелаг заселяли стада котиков, тюлени и морские слоны, сюда ринулись десятки предприимчивых североамериканских и английских промышленников. В погоне за наживой они не удосужились провести хотя бы приблизительную морскую опись архипелага и дать названия островам. В декабре 1819 года здесь снова появлялся У. Смит, который с помощью лейтенанта Брансфилда сделал наконец морскую опись самых крупных островов, оказавшуюся весьма некачественной.
Более точную съемку провели участники экспедиции Ф. Беллинсгаузена и М. Лазарева в 1821 году, когда корабли возвращались из кругосветного плавания (о существовании Южного Шетландского архипелага им стало известно из письма русского посла в Бразилии). Безлюдные острова экспедиция обследовала и назвала в честь славных сражений русской и объединенных союзнических армий антинаполеоновской коалиции. На географических картах мира появились названия островов Смоленск, Ватерлоо, Лейпциг, Бородино, Березина, Полоцк. Ряд мелких островов получил имена морских офицеров – спутников Беллинсгаузена и Лазарева. В дальнейшем на картах предпочтение стали отдавать английским названиям, появившимся позже. Так, например, название острова Ватерлоо, данное Беллинсгаузеном, ставится в скобках после английского Кинг-Джордж.
Почти через двадцать лет съемку архипелага повторила французская экспедиция под командой Д. Дюрвиля (1837-1840 годы), мало что добавив к лоции и карте островов.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Изучение гидрологического режима р. Урал

Регулярные наблюдения привели Северцова к решению вопроса о границе Европы с Азией. Многие ученые проводили ее строго по Уральскому хребту и р. Урал. Северцов же впервые высказал мнение, вполне созвучное современному: «р. Урал зоологически, географически и топографически нельзя отделить от киргизских степей… В естественноисторическом отношении оба берега Урала одинаковы; он (р. Урал) ничего не разграничивает, а просто течет по киргизской степи».
Кропотливые наблюдения позволили Северцову также установить четкую климатическую границу между степью и лесостепью. Вывод этот был тогда новым словом в науке, получившим признание почти через полстолетия.
Известно, что рыболовство являлось основным источником дохода коренного населения. По обилию рыбы Урал был на одном из первых мест в России. «Рыбная ловля, – писал еще П. С. Паллас, – нигде в России столь хорошо не распоряжена и законами не ограничена, как в здешнем месте». Но в XIX в. законы эти повсеместно нарушались в связи с введением судоходства и усилившимся браконьерством.
Северцов при изучении гидрологического режима р. Урал установил, что количество в ней рыбы, в частности красной, регулярно убывает. Два года внимательно следил он за весенним и осенним ходом рыбы и выступил с предложениями по ее охране во время нереста и по улучшению приемов рыболовства. Более трех десятилетий спустя к этому вопросу с той же настороженностью независимо от Северцова обратился тогда еще
студент-практикант Л. С. Берг, впоследствии известный советский ихтиолог.
Многие практические предложения Северцова были полезны местным рыболовам и до сих пор не потеряли своей актуальности. Однако тогда они противоречили интересам казачьей верхушки – монополистов рыбного промысла и вызвали их активное противодействие. В письме к отцу Северцов писал: «Оппозиция со стороны уральских офицеров предвидится сильная… Но войско в массе останется довольно: мои предложения ограждают интерес общенародный от вредящих ему частных».
В названной записной книжке Северцова находим ценные данные о земледелии и скотоводстве исследуемого района. Он подробно описывает пахотные земли, пастбища и пойменные луга, намечает перспективы развития здесь сельского хозяйства.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Остров Десепшен

Морфология оледенения острова Десепшен весьма своеобразна – здесь сочетаются элементы горного и покровного оледенения. Ледники преобладают карово-долинные и каровые длиной до трех – пяти километров, преимущественно в западной и северной частях островной кальдеры как на внешнем, так и на внутреннем склоне. Явно покровный облик имеет оледенение на восточном склоне кальдеры, где залегает массив ледника Барьерного. Его можно отнести к типу предгорных, свойственных побережьям многих субантарктических островов и Антарктического полуострова. Подчиненными формами на Десепшене являются различные модификации небольших висячих и лощинных ледников, а также ледники гребней.
Ледник Барьерный составляет половину площади крупного ледяного массива, занимающего восточную часть острова. Спускаясь к морю по внешнему склону кальдеры, он образует на протяжении семи километров удивительно прямую линию барьера, обусловленную сочетанием исключительных геоморфологических обстоятельств. Главные среди них – ровное нарасчлененное прибрежное мелководье и структурно-тектоническая однородность самого ледника.
В верховьях ледник Барьерный смыкается с фирновой областью питания других, менее крупных каровых и карово-долинных ледников, стекающих в противоположную сторону от гребня кальдеры (в сторону бухты Порт-Фостер). Ледораздел между ними проходит по вершинам Понд и Эстанке.
Вторая половина площади восточного ледяного массива приходится на более мелкие ледники, крупнейший из которых карово-долинный Блэк-Глетчер (около 2,5 квадратного километра) оканчивается высоким грязным барьером на мелководье внутри бухты Порт-Фостер.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Главная задача Северцова

Северцов с отрядом в 15 человек, проводниками, двумя переводчиками и 40 стрелками направился из Верного к югу по р. Тургени (приток или) к Заилийскому Алатау.
Это было грандиозное предприятие. Сложность неизвестного пути и позднее время года предвещали много трудностей и опасностей. Но Северцов, твердо решив достигнуть Нарына, рассчитал свои силы, и никакие уговоры не могли остановить его. Главной задачей Северцова было сделать полный геологический разрез Тянь-Шаня и нанести на карту Нарын и Аксай в верхнем и среднем их течении.
Через Карача-Булакский перевал подошли к восточной оконечности оз. Иссык-Куль. Шли быстро, дорожа каждым часом. Стремились достичь цели до снегопада и буранов.
Северцов с препаратором Скорняковым всегда совершали самые опасные экскурсии. И на этот раз, оставив задания участникам экспедиции, они двинулись вниз по долине Мерке, к р. Чарын, которая в верхнем течении называется Актогай. С бешеной силой прорывается она через мрачное дикое ущелье, которое Северцов осмотрел и впоследствии написал о нем: «…во всем Тянь-Шане и Кара-Тау я… не видал такого угрюмого места… Тут вечный мрак… Холодно, сыро, неба не видно… только черный камень и черная стоячая вода – что-то вроде преисподней…» С трудом, укрепившись на скале, Северцов зарисовал это дикое место.
На обратном пути он и Скорняков потеряли направление и друг друга. Лишь через двое суток, измученные, но переполненные впечатлениями, добрались они до отряда.
База располагалась в маленьком укреплении Аксу близ устья р. Каракол. Укрепление Аксу, состоявшее тогда из нескольких избушек, разрослось впоследствии в г. Кара-кол (ныне г. Пржевальск), близ которого скончался и похоронен великий русский путешественник Н. М. Пржевальский.
После короткого отдыха Северцов впервые близко подошел к оз. Иссык-Куль. Огромное впечатление произвел на него этот высокогорный бассейн: «Синее небо, синий же Иссык-Куль, между ними белая зубчатая стена (хребет Кунгей Ала-Тау), на первом плане голый красно-желтый глинистый берег – вот и весь вид, весьма несложный, но от которого глаз с трудом отрывается…»

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Высокая гражданская тема

Уголок описан любовно и подробно. Через задушевный, даже интимный, рассказ проходит высокая гражданская тема – любовь к Родине, чувство, живущее в человеке всюду, куда бы ни забросила его судьба. Нет! Человеку никак нельзя жить без родины, как нельзя жить без сердца. Это последняя фраза рассказа. И Тарусу оп описал так, как Куинджи нарисовал Ночь на Днепре,- сразу хочется туда поехать. Это тоже особенность его таланта: писать увлекательно.
Свое чувство родины, свою к ней любовь Паустовский выразил в пейзажах Кара-Бугаза и Колхиды, в лирических зарисовках Мещерской стороны. Патриотизм его созвучен с творчеством Тургенева, Чайковского, Есенина. И прав был писатель Юрий Бондарев, когда говорил, что его поколение в своей стойкости и чистоте патриотического пафоса, проявившегося в дни сражений Великой Отечественной войны, многим обязано книгам К. Г. Паустовского.
Когда я уходил из дома писателя, мне пришли на память его строки: Мне хочется хотя бы маленькой, но светлой памяти о себе. Такой же слабой, как мимолетная улыбка. Будет память и в книгах, в которых живет он, и в этом доме – Доме-музее К. Г. Паустовского!
В лесу над берегом Тарусы есть узкий бугорок, как будто предназначенный для наблюдательного поста. Там, в тени деревьев, на земле, покрытой чуть пожелтевшими листьями, среди тишины, нарушаемой только пением птиц да негромкими голосами приходящих сюда людей, покоится прах Паустовского. Здесь конец славной, поучительной и содержательной жизни. С этого могильного холмика видны леса, луга, поля – все, что всем сердцем и всегда он любил… В изголовье нежно белеют георгины, желтые, фиолетовые астры со множеством оттенков, розовые флоксы, гладиолусы с длинными узкими листьями, торчащими как узкие шпаги.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Трогательно русское

Река в чистых лучах полуденного солнца искрится, но не сплошной гладью, а лишь изредка показываясь среди желтеющей зелени. Затем она выбегает из темного шатра на волю, играя голубым отсветом, и бежит дальше, к горизонту. Поля перекатываются от холма к холму. Кое-где их перерезают балки причудливым зигзагом яров, лощинок. Далеко висела сизоватая дымка. Она протянулась по горизонту над самой землей.
Все вокруг Велигола трогательно русское. Природа до предела насыщена красками, которые то вспыхивают сочной яркостью, то возникают мягкими полупрозрачными мазками. Их живописные переливы превращаются в чудесные и неповторимые цветовые узоры. Видимые просторы настолько необъятны, что кажется, им нет и не может быть конца. На душе так хорошо, так отрадно, что, кажется, взял бы и застыл на этом приволье дубком, чтобы вовек не расставаться с милым, полюбившимся пейзажем. Хотелось все вокруг объять, смотреть и смотреть на это прекрасное, доступное каждому, наслаждаться, быть чистым, как эти краски, благородным, как это высокое небо. Не зря в медицине существует ландшафтотерапия – лечение обозрением красивых мест.
Хотелось понять – что же я вижу? Что такое это все. Вместить его невозможно мне, я перед этим окским простором мал. Не входит оно, не вмещается во мне, ведь я же часть его. В какой-то момент мне вдруг представилось, что это мое и что мы с этим простором неразделимы. Мною овладело неизъяснимо приятное ощущение счастья и гордости от мирного торжества жизни под ласковым небом. Память возродила бунинские строки:

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Скромный мраморный памятник

В этом городе нет архитектурных памятников древности. Но есть на главной площади у сквера скромный мраморный памятник – обелиск над могилой юного Героя Советского Союза Саши Чекалина. На фотографии прекрасное лицо с печатью глубокого покоя; удивительно ясные, внимательные глаза; мягкие, чистые линии лба, светлые, коротко постриженные волосы. Весь он словно пронизан неиссякаемым жизнелюбием, добротой и обаянием. Таким он и был в жизни.
Когда гитлеровские полчища напали на нашу Родину, Саша пришел в военкомат и попросился на фронт. Ему ответили: Молод. Тебе всего лишь шестнадцать. Он решил, что бороться с врагом можно не только на фронте, и ушел с отцом в партизанский отряд. Он стал разведчиком. Саша хорошо знал, что на пути разведчика всегда стоит смерть, и все же пошел по этой огненной тропе.
В глухом лесу, близ деревни Мышбор, партизаны построили себе землянки. В одной из них Саша установил радиоприемник, и партизаны стали слушать голос Москвы. Отсюда он ходил в разведку, участвовал во внезапных нападениях на врага. Партизаны полюбили его и тревожились, когда он уходил на опасные задания. Но он возвращался и приносил ценные сведения.
В ноябрьский день 1941 г. разведчик комсомолец Чекалин не вернулся в партизанский отряд. Его жизнь оборвалась во вражеском плену, на глазах у населения. На том месте, где теперь памятник, гитлеровцы казнили его за то, что на допросе он не выдал партизан, своих товарищей, на пытки и истязания он отвечал: Нет, Не знаю, Не скажу… На казнь шел смело, смотря в лицо своим палачам. Они велели ему написать на фанерной дощечке: Такой конец ждет всех партизан.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Сообщения русских путешественников

Их жилища освещали небольшие каменные светильники. Широко употреблялась в быту красная охра, а вот керамика и глиняная посуда были им совсем незнакомы. Любопытно отметить, что в алеутском языке даже нет слова, обозначающего глиняную посуду.
Вместо глиняных сосудов в ранних отложениях Чалуки были найдены обломки больших каменных чаш с толстыми прямыми стенками и плоским закругленным дном, сделанных из грубого песчаника. В таких каменных сосудах древние жители Чалуки, по всей видимости, готовили себе пищу на огне, поскольку внешняя поверхность обнаруженных каменных чаш черная от копоти.
В сообщениях русских путешественников, посещавших Алеутские острова в XVIII-XIX веках, описания таких каменных сосудов нет. Но И. Вениаминов, рассказывая о пище алеутов, замечает, что «мясо они варят или парят в каменьях»36.
Несколько подробнее хотелось бы остановиться на украшениях для лица – так называемых лабретках, очень примечательных для древней культуры алеутов и широко представленных в археологических материалах Алеутских острогов.
На поселении в Чалуке лабретки, сделанные из кости и камня, встречались во всех слоях. Две из девятнадцати обнаруженных отличались своей длиной (около 15 сантиметров). Они были найдены в почвенных слоях. Малью лабретки служили вставками для губ, носа, длинные – украшали ритуальные маски.
Лабретки различных форм и размеров были опубликованы В. Иохельсоном. В его коллекции, в частности, есть великолепные образцы каменных орнаментированных лабреток со стоянки Аглагах на Умнаке и из пещеры Аткалах на Атке.
Найдены такие украшения и на соседних территориях, в эскимосских культурах Качемак, Хорис (Чорис), Иннутак, Нортон, Оквик, Бнрпирк. Лабретки американских эскимосов с мыса Барроу довольно подробно описал американский этнограф Мердох в 1892 году38, а залива Кука- де Лагуна в 1934 году39. Но ни в одном из эскимосских памятников лабретки такими полными комплексами, как на Алеутских островах, не встречаются. К тому же все они, за исключением качемакских, более поздние по сравнению с чалукскими.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Бобровая плотина

Чем ценен бобр? Мехом, конечно, ответят многие. И действительно, залюбуешься роскошью темно-каштанового бобрового меха с седым блеском ворсинок! И все же дороже этих мехов плотины, которые строят бобры на малых реках. Плотины позволяют создавать озерца, регулировать водосток. Роль бобра как регулятора водостока очень велика. Какое множество речек можно перестроить – что уже и делается – с помощью бобра! А ведь от малых речек зависит питание больших, смыв плодородного слоя, эрозия…
Бобровая плотина на Пониковке имеет выпуклость навстречу течению, обрывистую заднюю стенку, опирающуюся на солидную основу из крупных обрубков деревьев. Каждое отверстие тщательно залатано чурками, илом, а позади плотины – сухо. Только в стороне, огибая сооружение, шумит водопад. Уровень Пониковки бобры подняли в этом месте на полтора с лишним метра. И это сделала одна семья, делала по ночам.
Плотина, сооруженная бобрами, может достигать в длину сто и более метров, свободно выдерживает тяжесть лося. Деревья же они обрабатывают прямо-таки удивительно. Таких стружек, кстати сказать, служащих им великолепной подстилкой в хатке, не дает ни одна пила. Когда бурное весеннее половодье помчится все сметающим потоком и размоет бобровые плотины, бобры их восстановят. А на созданных бобрами озерках будет и рыба, и ондатра, и водоплавающая дичь.
Жемчужиной Приокско-Террасного заповедника считают не без основания зубровый питомник. Он называется с добавлением слова Центральный. И не случайно: здесь центр советского зуброводства. Первая пара зубров появилась тут из Польши в 1948 г., когда был создан питомник. С тех пор стадо зубров увеличилось. Отсюда зубров вывозят во многие районы страны.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Страдания крепостных

Страдания крепостных Спасского-Лутовинова внушили ему страстную проповедь освобождения человека от крепостничества. Я не мог дышать одним воздухом, оставаться рядом с тем, что я возненавидел… враг этот был – крепостное право. Под этим именем я собрал и сосредоточил все, против чего я решил бороться до конца, с чем я поклялся никогда не примиряться…
Эти идеи Тургенев хорошо выразил в Записках охотника. Для того чтобы создать поэтическую обвинительную речь против крепостничества, как назвал Записки охотника Герцен, надо было, по его же словам, оставить городскую жизнь, взять охотничье ружье и бить по земле и на лету дичь крепостничества. Тургенев так и сделал… Цензор, пропустивший Записки охотника, был уволен. А книга эта вместе с появившейся в то же время статьей писателя, посвященной смерти Гоголя, послужила причиной его ареста, а потом высылки в имение под надзор полиции.
Творчество Тургенева – художественная летопись искании лучших русских людей. В Записках охотника, отмечал Белинский, 0н зашел к народу с такой стороны, с какой до него к нему еще никто не заходил… С каким участием и добродушием автор описывает нам своих героев, как умеет он заставить читателей полюбить их от всей души! Это истинно поэтический гимн русскому крестьянству. Несравненный художник жизни, Тургенев показал всему миру русского человека, его талантливость, широту характера, неустанные поиски правды и справедливости, любовь к труду, знанию и культуре. В русском человеке таится и зреет зародыш будущих великих дел, великого народного развития,- утверждал Тургенев. По мнению писателя, черты русского человека, сформированные его общением с величавой природой, уродуются и извращаются в условиях крепостного права.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Мусатовский косогор

С кем бы вы ни говорили в Тарусе, вас обязательно спросят: Вы еще не бывали на мусатовском косогоре? Старожил охотно покажет вам это место над Окой. Тонкому лирику, великолепному художнику В. Э. Борисову-Мусатову очень хотелось тишины, сосредоточенности, общения с природой. В 1905 г. он поселился в Тарусе. Его часто встречали с этюдником на берегу Оки, на том месте, где теперь он похоронен. С этого любимого им окского косогора он написал один из своих лучших осенних пейзажей. Художник будто сказал в нем последнее прости засыпающей природе. Он, по оценке Паустовского, словно бы остановил и подарил нам эту прелестную осень, чем-то похожую на девушку со светлыми и строгими глазами, обещающими горе и счастье.
Менее года прожил здесь Мусатов. Горожане видели его с этюдником или за мольбертом то на берегу, то в лесу. В 35 лет ушел он из жизни. На могиле его гранитная плита, на которой высечен лежащий навзничь мальчик с беспомощно повисшими руками и с закинутой назад головой. Скульптор символизировал в мальчике преждевременно погибшего художника. Бытует легенда, что Мусатов спасал тонущего в Оке мальчика, которому так и не удалось вернуть жизнь. У могилы хризантемы, кусты сирени и черемухи. Дубки и березки окаймляют памятник со всех сторон.
С Тарусой связаны многие страницы жизни и деятельности К. Г. Паустовского. Дом, в котором он жил, одноэтажный, аккуратно рубленый, с голубыми стенами, недалеко от центра города, в тупике коротенькой улицы, возле берега Тарусы при впадении ее в Оку. Дом обычный для Тарусы. Крохотный дворик, заросший зеленью, клумба с цветами, фруктовый сад, застекленная беседка у самого берега, круто спускающегося к реке. В беседке Константин Георгиевич любил работать. В ней уютно, тихо. Только чуть слышно, как журчит вода на каменистых перекатах. У отвесного берега кустарники, деревья. Сквозь листву светятся воды Тарусы, проглядывает ближнее поле, дорога, уходящие далеко к горизонту холмы.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Такое не забывается!

Много ездил я по стране, немало видел городов, и каждый раз незнакомый город волновал меня, как тайна, которую предстояло открыть. Большой он или маленький, известен или нет, шумен или тих – все равно, в улицах его, в площадях и домах, в лицах жителей я стараюсь найти тот колорит, который из всех городов характерен только для него.
Всего несколько дней прожил я в Протвино, но хорошо его запомнил! Об этом поселке городского типа, который еще не назван городом, мало кто знает.
Поселок вырос в сосновом бору, на северном берегу Протвы, неподалеку от впадения ее в Оку. Вырос быстро, красиво, как растут в наше время города возле строек пятилетки. Начало его застройки относится к 1960 г., когда здесь приступили к сооружению одного из крупнейших в мире ускорителей ядерных частиц. Ювелирную точность его работы могут нарушить самые внезапные и неожиданные причины. Осядет чуть-чуть почва, на которую поставлены сложные силовые и управляющие устройства ускорителя, и частицы собьются с пути.
Юг Подмосковья, Серпуховской район больше, чем любое другое место в СССР, гарантировано от воздействия даже небольших землетрясений, так как оно находится на середине Русской платформы, состоящей из древних осадочных пород. Поэтому здесь на громадной подземной скале, обеспечивающей устойчивость, построен протонный синхротрон. Его называют Серпуховский ускоритель, так как Протвино недалеко от Серпухова. Сверху это сооружение похоже на круглый стадион. Только вместо беговой дорожки под землей размещен мощный кольцевой электромагнит с длиной окружности около полутора километра, а трибуна занимает огромный экспериментальный зал.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Итоги истекшего пятилетия

В другом отчете, от 2/IX 1871 г., Северцов сообщает, что закончил и сдал в печать большой труд (25 печатных листов) о фауне туркестанских позвоночных и сделал для этой книги 22 рисунка «новооткрытых птиц». Речь идет о монументальной работе «Вертикальное и горизонтальное распределение туркестанских животных». Она составила лишь часть задуманного Северцовым громадного труда «естественная история Туркестана» объемом 90 печатных листов. Половина рукописи была уже готова, но ответственность задачи, поясняет он, не позволяла ему торопиться с окончанием.
Замысел этот так и не был осуществлен. Зато в 1873 г. вышли в свет еще две книги: «Аркары (горные бараны) Средней Азии» и «Путешествия по Туркестанскому краю…» – общим объемом 60-70 печатных листов.
Таковы были итоги истекшего пятилетия. На дальнейшее обобщение материалов времени опять недоставало. В этот период важными для Северцова были два события. Он был участником Второго съезда русских естествоиспытателей и врачей (август 1869), где выступил с тремя докладами.
Зиму 1872/73 г. Северцов с семьей провел за границей, где должен был пройти курс лечения его шестилетний сын Алексей. После смерти младшего из двух детей внимание родителей к единственному их ребенку удвоилось.
Но и среди житейских забот Николай Алексеевич успевал заниматься научными делами. Он объездил ряд крупных городов Западной Европы, где посещал зоологические музеи и изучал тамошние коллекции, в особенности орнитологические, скрупулезно сравнивая их со своими. «Я осмотрел 10 музеев и 11 коллекций», – пишет он в одной из своих рабочих тетрадей.
В Швейцарии семья Сезерцовых пробыла недолго. Здесь ученый рассчитывал подняться на альпийские ледники. Об этих его планах мы узнаем из записей в названных рабочих тетрадях, из писем к родным и из докладной записки Кауфману, где он сообщает, что пребывание в Швейцарии необходимо ему «…для изучения на месте классически определенных следов ледяного периода в Швейцарии, у подошвы Альп (что возможно зимой)», сравнительно с найденными им на Тянь-Шане. «Открытие последних по своей научной важности принадлежит к самым существенным результатам моих исследований…»

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Расположение станции на берегу

Расположение станции на берегу безымянной лагуны, образовавшейся в котловине древнего паразитического кратера, было очень удобным и живописным. Дома оранжевого цвета соединяла сеть трубопроводов водяного отопления, рядом высились решетчатые мачты радиостанции. Поблизости находились хорошо оборудованные бетонированная вертолетная площадка и небольшой причал для шлюпок.
На берег мы высадились во второй половине дня. Так как начался отлив и шлюпка не могла подойти к причалу, пришлось прыгать в ледяную воду и переносить на себе снаряжение и продовольствие. Купание не прошло даром – Фуркадэ, Хьюз и я простудились и несколько дней не расставались с Носовыми платками.
Мы направились к домикам станции и во главе с доктором Фуркадэ начали решительно отдирать доски от заколоченных дверей, чтобы проникнуть внутрь и обогреться. Но тут с борта стоявшего на рейде «Адмирала Запиолы» отчаянно засигналили. Потом от судна отделилась шлюпка с фасонистым офицером, который по приказу командира передал нам, что пользоваться помещением станции запрещено. Нам было предложено расположиться в маленьком неотапливаемом домике-убежище (рефухио), несколько в стороне от станции. Такие убежища есть почти на каждой антарктической станции; они предназначаются для временного размещения людей в случае пожара.
Делать было нечего. Мы расположились в единственной комнате рефухио, расстелив на полу спальные мешки. Для приготовления пищи в нашем распоряжении была газовая плита с баллонами жидкого газа.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Датч Харборе

К русской истории на Аляске относятся с уважением, И это понятно: более ста лет эта территория называлась Русской Америкой.
Сотрудник музея истории и искусства в Анкоридже, знакомя нас с экспозицией, посвященной русским открытиям на Аляске, говорил: «Русский период на Аляске – часть нашего прошлого, и мы дорожим им».
Наш полет между тем продолжается. Под крылом мелькает узкая полоска пролива Фолс-Пасс, соединяющего Тихий океан и Берингово море. За ним начинаются Алеутские острова. Их общая площадь равна 37 840 квадратным километрам. Выделяется четыре группы островов (с запада на восток) – Ближние (наиболее крупные Акту, Агатту), Крысьи (Кыска, Амчитка), Андреяновские (Танага, Адак, Атка), Лисьи (Умпак, Уналяска, Унимак).
Мы проносимся над северным побережьем острова Унимак – первым, если лететь па запад, и самым большим островом в Алеутском архипелаге. Почти в центре его расположен наиболее высокий (3073 метров) из действующих вулканов алеутской цепи – Шишалдин. Его конусообразная, покрытая снегом вершина напоминает Фудзияму. Пролетаем над островами Акутан и Уналга. Еще несколько минут полета – и появляются северные берега Уналашки (Уналяски) – второго, но величине острова Алеутского архипелага.
Самолет совершает посадку в Датч Харборе. Небольшое одноэтажное, покрытое оцинкованным железом здание аэровокзала. Пестрая толпа – встречающие, провожающие и просто любопытствующие. Картина, напоминающая встречи первых теплоходов в наших северных поселках.
Во время второй мировой войны Датч Харбор был крупной
военно-морской базой США. Нам рассказывают, что здесь находилось около 60 тысяч военнослужащих. От военного времени остались полуразрушенные казармы и серые, заросшие травой колпаки дотов по берегу.
Из Датч Харбора на небольшом боте переправляемся на Уналашку. Поселок, носящий одинаковое с островом название,- самый большой на Алеутских островах. Жители этим гордятся и называют ого Sili.

Posted in Web-страницы at Март 29th, 2010. Комментарии отключены.

Юность Циолковского

В годы ранней юности Циолковский прочитал книги, в которых утверждалось, что когда-нибудь Солнце угаснет и жизнь на Земле погибнет. Тогда зародилась у него идея найти средство для спасения человечества. Таковым он считал переселение людей на другие планеты и разработке этой идеи посвятил всю свою жизнь. И не тогда ли, когда он с крыши своего дома смотрел на далекую сверкающую Венеру, родились у него мечты, выраженные так взволнованно и просто: Что может быть возвышеннее – овладеть полной энергией Солнца, которая в два миллиарда раз больше той, что падает на Землю! Что может быть прекраснее – найти выход из узкого уголка нашей планеты, приобщиться к мировому простору и дать людям выход от земной тесноты и уз тяжести?! Каким надо быть проницательным человеком, чтобы еще в 1935 г. сказать по радио: Герои и смельчаки проложат первые воздушные трассы: Земля – орбита Луны, Земля – орбита Марса и еще далее: Москва – Луна, Калуга – Марс.
За сорок лет до этого появились его знаменитые Грезы о земле и небе, а в 1903 г. Константин Эдуардович начал публиковать работу Исследование мировых пространств реактивными приборами, которая дала толчок началу космических исследований. В ней ученый указал на необходимость создания с жидкостным реактивным двигателем и автоматической системой управления. Ракета – единственная возможность.
За пределы атмосферы, совершать полеты в космическое пространство. Ракета – вот то, что он искал всю жизнь. Циолковские теоретически правильно поставил и наметил решение проблем освоения космоса. Почти все, что делается сейчас, предвидел он еще с рубежа нашего века.
Огромный третий зал показывает практическое воплощение идей Циолковского наукой и техникой.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Симпозиум в Хабаровске

За прошедшее после встречи с Хрдличкой время в Якутии на Алдане были найдены листовидные наконечники, обработанные ретушью с двух сторон, похожие на такие же наконечники из стоянки «Верхолепская гора» у Иркутска и клинки, обнаруженные в древних поселениях Америки. На Ушковском озере на Камчатке под слоями вулканического пепла оказались еще более удивительные каменные наконечники с черешком, схожие с такими же черешковыми наконечниками Америки 10. Об этом пойдет речь дальше. Сейчас же заметим только, что древний человек мог, следовательно, продвигаться из Азии в Америку не только через узкое место Берингова пролива, но и по островным цепям – с Камчатки, а также через Алеутскую островную гряду.
Вновь к проблеме первоначального заселения человеком Америки мы вернулись в мае 1973 года на состоявшемся в городе Хабаровске симпозиуме «Берингийская суша и ее значение для развития голарктических флор и фаун в кайнозое». Организованный Дальневосточным научным центром АН СССР, этот симпозиум по проблематике и своему научному значению, по существу, был международным форумом ученых. Наряду с советскими исследователями различных научных направлений – геологами, палеонтологами, биологами, географами, археологами, антропологами, ботаниками – в нем приняли участие ученые ГДР, Венгрии, Чехословакии, Финляндии, США, Канады, ФРГ, Швейцарии.
В просторных и светлых залах Хабаровского Дворца культуры профсоюзов, предоставленного в эти дни участникам симпозиума, можно было встретить многих широко известных зарубежных специалистов, изучающих историю Евразии и Америки. Здесь были X. Д. Кальке (ГДР) и Ч. Е. Борден (Канада), X. Г. Банды (Швейцария) и Б. Крал (Чехословакия), большая группа американских исследователей: Д. Андерсон, Ф. X. Вест, Е. Д. Диксон, В. Хейнес, В. С. Лафлии, Д. М. Хопкинс. Лидером с американской стороны был экстравагантный и энергичный доктор Дэвид Хопкинс – неутомимый исследователь четвертичных отложений Аляски и шельфа Берингова и Чукотского морей. Он не только возродил интерес к древней Берингии, организовав в 1965 году в Данвере (США) первый специальный симпозиум по Берингийской суше, но и обосновал ее существование.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Степень кандидата

В тот же период развился его литературный вкус. Особое пристрастие Николай питал к поэзии и, недурно владея стихотворной формой, сам частенько писал экспромты, занимался переводами стихов*. По воспоминаниям современников, он часто посещал театры, не пропускал ни одной художественной выставки. Сам превосходный рисовальщик, он был большим ценителем живописи.
Жил молодой Северцов сначала один, а затем с братьями. К ним был приставлен крепостной дядька Никита. Жили братья интересно и весело. Зимой квартиру снимали в одном из переулков Арбата, летом уезжали в родительское имение. Там Николай продолжал работу в лесу и в поле, но теперь, владея методом научных исследований и пользуясь указаниями К. Ф. Рулье, все свои экологические наблюдения проводил более организованно. Эти-то наблюдения и были впоследствии положены Северцовым в основу его магистерской диссертации.
Николаю Северцову не было еще и двадцати лет, когда он весной 1847 г. закончил университет и получил степень кандидата – низшую тогда ученую степень, присуждавшуюся лучшим студентам за специальное сочинение на вольную тему. Из университетских стен он вышел вполне подготовленным к научной работе и к полевым исследованиям.
Северцову повезло с наставниками. Три человека оказали решающее влияние на формирование его как ученого и путешественника. Это были Карл Францевич Рулье, Михаил Федорович Спасский и Григорий Силыч Карелин.
Профессора К. Ф. Рулье (1814-1858) называют русским Дарвиным и провозвестником русской экологической школы.
Не следует думать, что широко известные сейчас науки экология и фенология были достоянием ученых первой половины XIX в.: тогда они только зарождались. А Рулье впервые с кафедры русского университета провозгласил совершенно новые идеи о непрерывном развитии природы и о тесной взаимосвязи организма и окружающей среды.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Крошечная клумба

Под кустом, словно на крошечной клумбе, маленькой проталинке, распустила свои цветки хохлатка. Красиво это растение: над сизыми листьями возвышается душистая кисть из мелких, шлемовидной формы цветков красновато-лиловых тонов. В ельнике словно белым покрывалом накрыли почву крупные разрезные листья, над которыми виднелись белые звездочки-цветки. Это ветреница дубравная. Подует ветер, зашевелятся листья, закачаются цветки. Вот почему и назвали цветок ветреницей. По поверью, и зацветает это растение лишь в ветреную погоду.
У тропы, что темной змейкой тянулась из кустов через поляну, качались метелки фиолетово-розовых цветов волчьего лыка. Листьев нет, на серых прутиках одни цветы. Чтобы их рассмотреть, пришлось присесть: ведь кустик такой маленький. Эти как бы из воска вылепленные, крохотные цветы очень похожи на сирень, только на трубочках густой пушок. Они сидят прямо на коре, будто вылезли сквозь трещинки. Пахнут гиацинтом, нежно, приятно, но слабо. Под корой толстый лубяной слой – лыко. Отсюда и название кустарника – волчье лыко. Лыко понятно, а вот почему волчье? Видимо, потому, что в народе издавна волк был олицетворением всего злого, опасного, коварного. А растение это опасное и коварное: оно ядовито. В конце лета появляются ярко-красные ягоды с крупной косточкой внутри. Ягоды тоже ядовиты. По цветочкам лесной поляны мелькали бабочки – желтые лимонницы и нарядные как пестрые лоскутки – крапивницы. Вызволенные на свет теплом, наподобие столбика покачиваются комары-толкунцы. Они уже справляют свои короткие весенние свадьбы.
Весна – сезон грибами не богат. Никому не дано видеть, как, разрывая корни и слой земли, устремляется к свету гриб, как выходит он на простор, потеснив содружество трав, и на крохотной шляпке выступают первые капельки росы.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Основные геометрические размеры

Флюгер позволял заборному наконечнику, соединенному непосредственно с циклоном, самоустанавливаться в направлении ветра, а мачта давала возможность перемещать метелемер по высоте и тем самым забирать пробу метелевого снега, транспортируемого воздухом, на различных уровнях над поверхностью
Все основные геометрические размеры заборных наконечников и циклона с бункерами были приняты в соответствии с исследованиями по пылезолоулав-ливанию, проведенными под руководством Е. Кир-пичева.
Наблюдения в Антарктиде, в обсерватории Мирный, подтвердили, что конструкция метелемера «Циклон» достаточно эффективна, и прибор стал успешно применяться не только на советских антарктических станциях, но и на станциях других стран.
Измерения метелевого переноса на станциях Мирный, Моусон и других с помощью «Циклона» показали, что мнение о выносе большого количества снега из внутренних районов Антарктиды неверно. Завышены были и количественные оценки. По новым данным, с одного погонного километра антарктического побережья в океан сносится в среднем не более 1-1,5 миллиона тонн снега. В самых ветреных районах метел евый снос через 1 километр берега может достигать максимум 5 миллионов тонн. Эти новые цифры получены, в частности, В. Котляковым. По его данным, в пределах континента на север переносится до 36 кубических километров снега, половина которого осаждается на шельфовых ледниках и только 18 кубических километров тонет в Южном океане. Это составляет всего около 1 % общей суммы осадков, выпадающих на поверхность антарктического ледникового щита.
Пересмотру роли метелевого переноса в водно-ледовом балансе Антарктиды во многом способствовали исследования советского гляциолога и лавиноведа А. Дюнина. Он установил, что видимый метелевый перенос снега не беспределен по «емкости» и не бесконечен по дальности. В естественных условиях снеговетро-вой поток обычно бывает ненасыщенным, а снежинки в пути либо испаряются, либо закрепляются на поверхности. Снег переносится обычно на расстояние не более 4-5 километров. Такова дальность его переноса и в прибрежной зоне Антарктиды. Дальность переноса снега – одно из понятий, введенных в обиход Дюниным, -это расстояние, на котором снеговетровой поток полностью обновляется за счет снегопада и подъема снежинок с поверхности ветром. Дюнину же принадлежит разработка такого понятия, как «длина разгона метелей», которым обозначается расстояние, достаточное для того, чтобы насыщение ветрового потока снегом было полным.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

К Тургеневу – в Орел

Не в первый раз я в Орле – мне нравится бывать здесь. Не родился я здесь, много лет не прожил в этом городе. Но всегда он восхищает меня. Он прекрасен для меня и в солнечный день, и прикрытый пеленой тумана. Почему? Разве все можно объяснить? Эмоции вообще трудно объяснить, а эмоции, вызываемые городом,- в особенности.
Может быть, причина этому та, что Орел -город, давший миру известных писателей и поэтов? Возможно потому, что Орел – город первого победного салюта в Великой Отечественной войне? А может быть, еще и потому, что этот город мне приятен своим скромным, но таким понятным российским обликом: полноводная Ока с притоком Орлик, на берегах которых живописной массой деревянных уютных домиков в зелени, перемежающихся современными зданиями, раскинулся город, и возвышающиеся над всеми его строениями строительные краны. Израненный бомбами и снарядами, иссеченный пулями, Орел залечил раны войны и стал краше, чем был раньше. Трудным, но стремительно быстрым было возрождение города. Каждый послевоенный день был для орловцев днем больших и маленьких трудовых побед. И когда приезжаешь сюда, видишь новое, и не просто видишь, но открываешь.
Если вы впервые в Орле и вам интересно узнать у местных жителей, что посмотреть прежде всего, вы услышите: Конечно, Дворянское гнездо,- твердо скажет один.- Если не увидите наш Орлик, считайте, что вы не были в Орле,- еще более определенно ответит другой. И вам стоит последовать добрым советам старожилов.
На левом берегу Орлика со склонами, покрытыми деревьями и кустарниками, на площадке высокой кручи, поднятой амфитеатром над рекой, всегда экскурсанты. Этот поэтический уголок города, издавна именуемый Дворянским гнездом, дорог орловцам так же, как старожилам Москвы старый Арбат с его уютными переулками и особняками. Тихие улицы в верхней возвышенной части Орла, у обрывистого берега Орлика, были заселены когда-то дворянами и чиновниками.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Новый культурный слой

И тут началось невероятное. Последовали находки, о которых и, но мечталось. Разбирая углистое пятно, находим односторонне обработанную пластинку, выполненную в лучших традициях Анангулы. Она – точная копия тех пластин, что встречались нам па стоянке с пластинами. А через несколько минут еще более неожиданная находка – небольшой (4,1 сантиметра) черешковый наконечник, очень архаичный по форме и технике. Он обработан сколами только по краю и только с дорсальной стороны. Эта находка сразу вызывает в памяти наконечники, найденные Н. Н. Диковым па Камчатке в палеолитическом слое па Ушковской стоянке.
Открытие столь архаичных орудий встречается В. Лафитом и его Коллегами с большим энтузиазмом.
Потом мы нашли еще десятки типично анангульских пластин. Были и черешковые наконечники, были и инструменты с диагональным резцовым сколом анангульского типа. И самое главное, они лежали вместе с орудиями, точь-в-точь такими, какие обнаружены в Чалуке. Недостающее звено было найдено.
Комплекс на Вилледж Сайт предварительно датируется временем 6000-5000 лет назад. В. Лафлин записал в своем дневнике: «В 1330 на Вилледж Сайт обнаружена пластина, в 1345 найден черешковый наконечник!»
Значение этого открытия в истории алеутов трудно переоценить. В течение многих лет американские исследователи пытались найти памятники, которые могли бы заполнить пробел в развитии алеутской культуры, найти связующее звено между памятниками Анапгулы и Чалуки. И вот теперь это произошло.
Обнаруженный нами новый культурный слой замечателен тем, что в нем есть древние пластины великолепной техники, гобниские нуклеусы, а вместе с ними и двусторонне обработанные наконечники, очевидно, гарпунов или гарпунных стрел. И самое интересное, что эти наконечники близки по форме к наконечникам Ушковской стоянки на Камчатке.
Отсюда следует важный вывод: существовали прямые контакты не между абстрактными районами Азии и Америки, а между Камчаткой и Алеутскими островами.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Интерес американцев к неолиту Сибири

Так смелая мысль Алеша Хрдличка о том, что родиной «первых американцев» были окрестности Байкала, долины Ангары и Лены, нашла подкрепление в новых археологических находках, в работах продолжателей его дела. В свете этих предположений о связи между неолитическим населением Восточной Сибири и предками американских индейцев и эскимосов, кстати, особый интерес имеют и антропологические черты коренных сибиряков – аборигенов Северной Азии. Среди них и в наше время молено встретить людей, тип лица которых удивительно близок к американским индейцам: у них характерный профиль с чисто индейским орлиным носом.
Живой интерес американцев к неолиту Сибири, связанный с гипотезой о миграции «первых американцев» из Прибайкалья, вызвал появление крупной монографии Генри Майкла, посвященной неолиту Восточной Сибири, в которой он тщательно обобщил и повторил в своей интерпретации материалы, изданные к этому времени по неолиту Прибайкалья и Якутии.
Мысль о том, что предки индейцев пришли из Азии, и именно из Сибири, господствует и в наше время. Во всяком случае, бесспорно, что в Северной и Южной Америке никогда не было обезьян, от которых могли бы произойти в процессе эволюции древнейшие люди. Да и сама география двух материков указывает на наиболее вероятную дорогу переселенцев из Старого Света в Новый. Всего короче расстояние между Азией и Америкой на месте Берингова пролива, где даже сейчас имеется своего рода промежуточная станция – остров Святого Лаврентия, замечательный своп-ми древнеэскимосскими поселениями, раскопанными в свое время Генри Коллинзом. Где же еще, как не здесь, искать следы первых американцев? Так думает, например, издатель опубликованного в 1967 году Стэндфордским университетом в Калифорнии сборника «Берингов мост», в котором использованы материалы специального симпозиума па седьмом конгрессе Интернациональной ассоциации для изучения четвертичного периода, состоявшегося в августе-сентябре 1965 года в Колорадо. На суперобложке этой книги изображены Азия и Америка, бизоны и мамонты, за которыми с Чукотки на Аляску бегут человечки – первые американцы. Теперь, конечно, мы знаем много больше и о первобытных насельниках Сибири и об их современниках в Америке. Соответственно много сложнее стала и проблема «первых американцев».

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Открытия в Сибири

Действительно, все ранее найденные в Европе палеолитические «Венеры» представали перед нами в обнаженном виде. Какие-то браслеты на руках, загадочные перевязи на груди и… пышные шевелюры, как у знаменитой статуэтки из Виллеидорфа в Австрии,- вот и все их «одеяние». А «Венера» из Бурети была в настоящей одежде типа комбинезона с капором, плотно облегавшим лицо меховой каймой. Притом в такой, как у современных обитателей тундры и морского побережья Арктики. Одежда, пережившая, по крайней мере, двадцать тысячелетий, выдержавшая испытание этих тысячелетий!
Открытия в Сибири стали стимулом, к дальнейшей разработке проблемы, выдвинутой А. Хрдличкой.
Ученик и продолжатель исследований А. Хрдлички, ныне всемирно известный автор классических трудов, но древней культуре эскимосского народа Генри Коллинз в статье, опубликованной в американском археологическом журнале, высказал мысль о том, что новые археологические открытия в Прибайкалье дают возможность проследить процесс распространения далеких предков американских индейцев – неолитических племен Восточной Сибири – из Прибайкалья к Чукотскому полуострову, а оттуда через Берингов перешеек на Американский континент. К статье была приложена схема периодизации памятников неолита и ранней бронзы Прибайкалья, опубликованная в 1938 году в советском журнале «Вестник древней истории».
По мысли Генри Коллинза, расселяясь от берегов Байкала к Тихому океану, неолитические племена Сибири должны были нести с собой созданные ими орудия и вообще всю технику охотничьего промысла, которая обеспечила им приспособление к новым условиям, стала основой для дальнейшего освоения северных пространств не только Азии, но и Америки. Опираясь на достижения охотников древнего Прибайкалья, потомки людей прибайкальского неолита создали ту своеобразную культуру морских зверобоев Арктики, которая представлена древнейшими археологическими памятниками, оставленными предками эскимосов и алеутов. Тем же культурным наследием прибайкальского неолитического населения воспользовались предки третьей этнической группы первобытной Америки – североамериканские индейцы.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Неторопливый ритм жизни

Приезжаешь в такой городок и сразу же входишь в его неторопливый ритм жизни, и уже на третий день чувствуешь себя старожилом – все здесь узнаешь, и у тебя появились знакомые, с которыми ты охотно обмениваешься впечатлениями. Тут к твоим услугам и блага городской культуры, но без надоедливого трезвона трамваев или поездов, без выхлопных газов нескончаемого потока автомашин. Есть особая, уютная поэзия в таких славных городках. В них многое вспоминается и легко думается.
В погожий июльский день подъезжали мы к Чекалину. Городок стоит на западной окраине Тульской области, почти у самой ее границы с Калужской, на левом высоком и обрывистом берегу Оки. Улицы его идут почти параллельно реке. Со всех сторон городок окружен большими, заросшими кустами, оврагами. На северной окраине овраг разрезает небольшая, почти пересохшая, речка Лихвинка, вливающая свои воды в Оку; на южной стороне города по оврагу течет Речица, впадающая тоже в Оку. С севера на юг через город проходит дорога из Калуги на Белев.
В Чекалине не увидишь больших новостроек, хотя современные жилые здания украсили многие улицы. Из предприятий есть леспромхоз, промкомбинат, но они не мешают санаторной тишине этих улиц. Городок живописен, его тихие, задумчивые улочки сплошь увиты зеленью, круто петляют от одного оврага к другому. В далеком прошлом, еще во времена татаро-монголов, когда город был крепостью на оборонительной передовой черте Московского государства, народная молва приписывала ему разудалую лихость, оттого и назван он был Лихвин. На его гербе, утвержденном в 1777 г., надпись гласила: Обычай был татарский давать зло знаменующие имена тем городам, которые сильно против у их защищались и знатный вред причинили, отчего и наименование сего города произошло… Не успел городок с громким именем и тихой жизнью разменять свое пятое столетие, как прошлое померкло перед событием, которое дало городу новое имя – Чекалин.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Творческое наследие Тургенева

Тургенев – целая эпоха в русской литературе, одно из самых самобытных, оригинальных, неповторимых ее явлений. Огромным, бесценным вкладом вошло его творческое наследие в духовную биографию многих поколений. Он был первым мастером русской прозы, принесшим литературе России мировое признание, его первого широко начали переводить на иностранные языки. Он сделал много для сближения русской и западноевропейской культуры.
Тургенев жил в то время, когда Россия вставала на путь капиталистического развития, подневольный крепостной труд тормозил это развитие. Обострялась классовая борьба. Писатель не мог во всем разобраться до конца. Но он любил Россию, и это помогало ему служить прогрессивным ее силам. Любовь к родине, желание видеть ее свободной и процветающей лежали в основе всех его творческих исканий. Нет счастья вне родины,- писал Тургенев,- каждый пускай корни в родную землю. Россия без каждого из нас обойтись может,- говорил писатель устами одного из своих героев,- но никто из нас без нее не может обойтись. Горе тому, кто это думает, двойное горе тому, кто действительно без нее обходится.
Нужны были большое сердце и великая любовь, безграничная преданность своему народу, чтобы полюбить Россию убогую, забитую, униженную, бесправную и голодную, полюбить избы с соломенной крышей, тощих, в лаптях и холщевых рубахах, крестьян и увидеть за всей этой скудостью красоту Родины. Говоря словами Н. В. Гоголя, много нужно глубины душевной, дабы озарить картину, взятую из презренной жизни, и возвести ее в перл созданья.
Как великий писатель-реалист, Тургенев показал жизнь русского общества своего времени сверху донизу. Дворянин, он не побоялся бросить вызов своему классу, вывести миру для осуждения и презрения социальное зло.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Богатыри дубравы

Еще недавно лесовод, глядя на богатырей дубравы, ставил вопрос: как от плюсового дерева получить богатое наследство? Ведь в лесном семеноводстве очень длительный период созревания деревьев. Так, например, свободно стоящий дуб начинает цвести и приносить плоды – желуди только в 25-30-летнем возрасте, а в насаждениях и того больше – с 50-60 лет. Лесоводы-селекционеры нередко не видят плодов своего труда. Они получают наследие предыдущих поколений и готовят насаждения для будущих.
Для размножения дуба лесоводы считают лучше всего использовать черенки с почками от плюсовых деревьев. Желуди часто гибнут от дубовой листовертки, которая объедает их тогда, когда распускаются листья. Но дуб привить – сложное дело. На тополе, лиственнице, сосне от почки легко укореняются черенки. А у дуба низкая приживаемость прививок. Дубильные вещества на срезах быстро окисляются, подвой и привой плохо срастаются. К тому же необходимы и выбор места для плантации, и система размещения сеянцев – будущих подвоев, и метод заготовки черенков, и удачный выбор времени прививок, и сама техника прививок. Долгое время этот барьер в разведении дуба считался непреодолимым.
Наш технический век изобрел 27 тыс. профессий. Одна из них окулировщик – специалист по прививкам деревьев. Большое уважение вызывает труд людей, выращивающих деревья. Каким надо быть бескорыстным человеком, как надо верить в свое дело! Вряд ли какой-нибудь другой труд требует от человека столько терпения, упорства и целенаправленности. И конечно, мне доставило большое удовольствие в селекционном питомнике Крюковского лесничества познакомиться с окулировщицей Марией Георгиевной Писемской. Невысокая, пожилая, разговорчивая женщина. Светлые, внимательные, добрые глаза. Загорелое лицо ее и вся она словно пронизаны этой добротой. Общаться с ней приятно. Она полна энергии и доброжелательства.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Открытие Аиангульского жилища

Раскопки этого года оказались самыми результативными. Было собрано несколько тысяч каменных орудий и отщепов, определены границы стоянки, уточнено положение культурного слоя, установлен возраст стоянки.
Но, пожалуй, самым интересным и важным результатом раскопок 1963 года было открытие па стоянке жилого комплекса. При расчистке культурного слоя, перекрытого сверху ненарушенным слоем пепла, обнаружили углубление, которое прорезало нижние слои на глубину 50-75 сантиметров. Как потом выяснилось, это была полуземлянка, в центре которой находился очаг, сооруженный из камней. Вход в нее, очевидно, в виде коридора, располагался сбоку, как и у палеолитических жилищ, исследованных Н. Н. Диковым па камчатской стоянке Ушки. Такой тип жилищ считался наиболее древним для районов Северной Азии и Северной Америки. Находка жилища-полуземлянки на Лнапгуле, возраст которой определялся в 8000 лет, служила еще одним подтверждением этого положения.
Открытие Аиангульского жилища окончательно рассеяло сомнения относительно вида этого памятника. Да, здесь люди жили, а не только изготовляли орудия.
После публикации новых материалов Анангула прочно вошла в научную археологическую литературу. И хотя о ее месте и роли среди других памятников Тихоокеанского Севера еще идут споры, несомненно, одно – это уникальная и наиболее древняя стоянка алеутской культуры. Она свидетельствует о довольно ранней адаптации населения к приморскому образу жизни.
Раскоп площадью 10X6 метров, где нам предстояло работать, был разбит почти в центре стоянки па длинном южном конце острова, ближе к его берингоморской стороне. Он продолжал раскопки 1972 года. Весь раскоп делился на метровые квадраты и так же, как принято у пас, по одной из его сторон шли буквенные обозначения, по другой – цифровые. В процессе раскопок каждый из квадратов дополнительно разбивался на четыре сектора по сторонам света. Фиксация материала велась по секторам. На пластиковых пакетах с находками наносились условные обозначения.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Балансовые измерения и шурфование

Балансовые измерения и шурфование производились на ледниках, один из которых, Джи, расположен в 10 километрах от места извержений, а второй, Блэк-Глетчер, почти в их центре. В декабре 1970 года были сняты отсчеты по всем реечным створам и профилям, установленным Орхеймом в 1969 году. На леднике Джи-1 в течение трех недель проводились измерения основных показателей метеорологического и радиационного режима при помощи самописцев суммарной радиации, термопсихрографов и анемографа.
Основной целью гляциологической программы было составление сводного стратиграфического разреза ледниковой толщи. Это было достигнуто, с одной стороны, колонковым бурением с помощью механического бура, с другой – изучением естественного обнажения толщи льда на леднике Джи-8, пробитом вулканической воронкой взрыва (ледник расположен в пяти километрах к северу от Блэк-Глетчера).
Бурение было поставлено также в бассейне питания ледника Джи-1 и на дне трещины, рассекшей Блэк-Глетчер. Здесь, в основании разреза, находился горизонт типичных ледниково-моренных глин.
На леднике Джи подстилающие горные породы залегали на глубине 50 метров.
Обнажение на леднике Джи-8 имело недостаток: оно было плохо привязано по высоте. Разрез оказался «висячим», так как его верхнюю часть уничтожил современный абляционный срез, однако мы не теряли надежду осуществить его высотную привязку аналитическим путем.
На леднике Джи-8 гляциологи работали на вертикальном ледяном обнажении в стенке свежего кратера, без альпинистской техники и специального альпинистского снаряжения здесь было бы не обойтись.
Интересный материал мы получили при колонковом бурении Блэк-Глетчера. Керны льда, упакованные в специальные кассеты, мы переносили в рюкзаках к шлюпке, а затем они попадали в рефрижератор «Хироу». Каждый из нас перенес сотни килограммов упакованного ледяного керна.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Главная городская больница

На 2-й Московской улице в здании, где теперь главная городская больница, осенью 1919 г., когда деникинская армия с юга стала приближаться к Москве, работал штаб Южного фронта и некоторое время – Реввоенсовет республики. Здесь был подписан приказ о создании Первой конной армии.
Каждый побывавший в Серпухове, проведи он в нем лишь несколько часов, обязательно посетит Историко-Художественный музей. Музей этот, пожалуй, самый большой и самый интересный в столичной области. Картинную галерею его можно по праву назвать филиалом Третьяковки. Вы будете любоваться и картинами И. И. Шишкина Сестрорецкий бор, Еловый лес зимой; и картинами К. Е. Маковского В избушке лесника, Охотники на привале, Под венец, Молебен на пасхе; и картинами В. Д. Поленова Ока у Тарусы, Старая мельница. Остановитесь у полотен В. В. Верещагина Самарканд, И. К. Айвазовского Прилив, Л. К. Саврасова Лунная ночь, В. М. Васнецова Витязь на распутье, у женских портретов А. Е. Архи-пова.
В музее вы будете восхищаться скульптурами С. Т. Коненкова, лучшими образцами западноевропейской живописи, ценными предметами искусства. Увидите оригинальные полотна После бури Алессандро Маньяско (Генуэзская школа, конец XVII – начало XVIII в.), Святой Йероним Антонио Карнео (Италия, около того же времени), Прачечная французского живописца Гюбера Робера… Понравится вам здесь фаянсовое блюдо работы французского мастера XVI в. Бернара Падисси… Трудно передать впечатление об интересных экспонатах серпуховского музея. Их надо посмотреть…

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Многообразные вещества

На комбинате химическим путем вырабатывают многообразные вещества с запахом розы – фенилэтиловый спирт, с запахом цветов жасмина – жасминальдегид, с запахом фиалки – ионон, с запахом сирени – терпинеол, с запахом герани – дифенилоксид… и даже с запахом свежего сена – кумарин. И стоят эти душистые вещества неизмеримо дешевле натуральных, не уступая им по аромату. Из химических веществ комбината парфюмерные фабрики делают не только известные в стране и за ее пределами духи, туалетное мыло, но и изделия, предназначенные для профилактико-гигиенических целей. Около трех четвертей душистых веществ, производимых в стране, имеют марку Калужского комбината синтетических душистых веществ. Двадцать пять наименований душистых веществ комбинат посылает во многие страны мира.
Неизвестно имя основателя Калуги, но известен год, когда город впервые упоминается в летописных документах. Этим документом считается письмо литовского князя Ольгерда, адресованное в 1371 г. Константинопольскому патриарху Филофею, в котором Ольгерд пытался обосновать свои притязания на исконно русские города, в числе которых значилась и Калуга. Эта дата и считается началом существования города.
Калуга возникла как пограничная крепость на юго-западных рубежах Московского государства для защиты от вражеских вторжений. Идешь по городу, и перед тобой как бы проходят века, десятилетия, годы. Оживают древние легенды, грозные драмы, большие события. Город испытал много горестного: нашествие крымских татар, разбойничьи набеги польских и литовских интервентов, смутные времена Лжедмитриев Первого и Второго, оккупацию немецких фашистов.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Традиция лабреточных украшений

Откуда же возникла традиция лабреточных украшений? В суровых арктических условиях Северной Америки она не могла появиться, ибо таких украшений нет в эскимосских культурах Северной Аляски и Чукотки, а лабретки других районов Американской Арктики сравнительно позднего происхождения. Источник этих традиций, скорее всего, следует искать в более южных областях, если вспомнить, что именно племена южной части Тихоокеанского бассейна украшали свои лица различного вида вставками и проколками. Особенно интересны в связи с этим находки лабреточных украшений в ранних памятниках на Камчатке. Такие украшения найдены также на Курильских островах – па Шумшу, Урупе и Парамушире, на
Северном Хоккайдо (стоянка Мойоро) и на других Японских островах в неолитических стоянках периода Средний Дзёмоп.
Следовательно, можно предположить, что лабреточные украшения – это южный элемент в культуре алеутов, и что Курильские острова и Камчатка были той промежуточной областью, через которую шло их распространение на Север. С Камчатки обычай носить лабретки проник, по-видимому, сначала на Алеутские острова, а затем к эскимосам Аляски.
Среди других 25 украшений, обнаруженных на Чалуке, поражают изяществом отделки орнаментированные подвески, застежки и пряжки, вырезанные из костей птиц и морских животных, графические и объемные изображения человеческих лиц и целых фигур человека.
В. Лафлин показал нам изображение человеческой головы, которое удивляет своей художественной законченностью. Продолговатое лицо с широкими и выпуклыми скулами, узкие раскосые глаза, подчеркнуто длинный нос, тщательность отделки мельчайших деталей – все говорит о мастерстве и искусности, о высокой духовной культуре людей, живших 3000 лет назад. Точное назначение таких предметов пока не известно. Скорее всего, это культовые изображения защитника, охранителя. Мать Д. Черкесина, например, в 1890 году видела, как кормили алеуты в бухте Оки Вэй подобное «божество».

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Морщины на лице земли

Едва ли есть что-нибудь более прекрасное и волнующее, чем путешествие по местам, где совершаются большие и хорошие перемены в жизни людей и в природе. А такие перемены на Орловщине начинаешь замечать, как только ступишь на ее землю. Гладкое, асфальтированное шоссе из Орла в Новосиль идет по широкой равнине. Утро было ясное и светлое, словно умытое холодной водой. По бирюзовому небосклону, бесконечно высокому и прозрачному, местами подернутому, словно белоснежным кружевом, маленькими пенистыми облачками, быстро поднимался золотистый шар солнца. Дорога обегала перелески, поднималась по склонам пологих холмов, сбегала вниз, вдруг ровным шнуром протягивалась через пашню и вбегала в прохладу леса. По обе ее стороны зеленела нежная травка, еще не налитая густым соком. По свежему изумруду зелени желтел одуванчик, наклоняла нежную головку лилово-розовая ветреница.
За околицей села Золоторево дорога, вырвавшись из мелкого ельника, неожиданно ныряет в глубокий овраг. Овраг настолько крут, что мне из кабины кажется оп обрывом. Я невольно хватаюсь за держальную скобу, но машина на мгновение будто застывает на откосе и плавно съезжает вниз. Потом с ревом вырывается из низины и облегченно мчится по ровной дороге.
Еще несколько километров пути. Куда ни посмотришь, всюду змеятся балки. То сужаясь почти ущельями, то распахиваясь широко и полого, маленькие вливаются в большие, большие уползают к реке. Пологие склоны балок заросли кустарником. Только кое-где на водотоках зияют глубокие промоины, где месяцами держится вешняя вода. Неприветливы эти безлюдные балки.
- Вот наша беда! – с подчеркнутым недовольством сказал ехавший с нами научный сотрудник Новосильской зональной агролесомелиоративной опытной станции имени А. С. Козьменко,-

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Нижняя Чалука

С того времени исследование Чалуки фактически не прекращается. В процессе изучения культурных остатков и подстилающих их отложений на Чалуке было выделено семь слоев с культурными остатками, которые тянулись па глубину 5 метров.
Первые два горизонта, в которых обнаружили большое количество панцирей и игл морских ежей, раковин моллюсков, костей рыб и ластоногих, назвали Верхней Чалукой. Интересно то, что в основании второго горизонта встретилась стерильная (без культурных остатков) 7 – 10-сантиметровая прослойка очень уплотненной земли. Сверху ее перекрывал слой пепла. Эта «чистая» земля – свидетельство каких-то событий, разорвавших хронологическую последовательность заселения древними обитателями Чалуки.
В более низких третьем и четвертом горизонтах количество фаунистических остатков увеличивалось, особенно костей рыб, панцирей морских ежей и моллюсков. В основании четвертого горизонта к тому же прослеживалась З сантиметровая прослойка древесного угля. Она тянулась в западном направлении на 9 метров. Эти горизонты получили название Средней Чалуки.
И, наконец, в Нижнюю Чалуку вошли последние три горизонта. Их отличало небольшое количество фаунистических остатков и наличие в седьмом горизонте остатков каменных очагов, стен округлых жилищ и крупных китовых костей.
В результате раскопок Чалуки получено много абсолютных дат.
На основании этих дат установлено, что Нижняя и Средняя Чалука заселялись непрерывно на протяжении почти 1000 лет (с 1724+55 по 716+57 год до нашей эры). Переход от Нижней к Средней Чалуке, относится примерно к 1000 году до пашей эры. Он характеризуется исчезновением жилищ с каменными стенами и изменениями в составе фаунистических остатков.
После комплекса Средней Чалуки в последовательности заселения стоянки наступает хронологический разрыв, который определяется примерно в 1200 лет (с 716 + 57 год до пашей эры по 506+47 год нашей эры). Этому соответствует слой с плотной земли и вулканического пепла между третьим и вторым горизонтами.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Бухты Порт-Фостер

На противоположном берегу бухты Порт-Фостер, в семи километрах от нашего рефухио, едва виднелась небольшая бухта Пендьюлем – ее скрывала густая завеса фумарольных дымов и пара. Там, на берегу этой бухточки в 1948-1967 годах располагалась чилийская станция Агирре-Серда. Через несколько дней, работая на ледниках вблизи бухты Пендьюлем, мы увидели, что от станции остались обгорелые бревна. По словам очевидцев, раскаленные вулканические бомбы, падая на дома, пронизывали их насквозь. Первое же извержение 4-7 декабря 1967 года едва не стоило жизни зимовщикам. К счастью, обошлось без жертв, но станция была уничтожена.
Декабрьскому извержению 1967 года предшествовал целый месяц сейсмической активности. Остров Десепшен временами ощутимо содрогался. В его недрах назревал взрыв. Но никто не знал, когда произойдет извержение и будет ли оно вообще.
Извержение началось 4 декабря в 18 часов 54 минуты по гринвичскому времени и длилось десять минут. Выбросы пепла и лапилли с северной части острова, где образовались два кратера, достигли Китовой бухты. Еще один кратер находился здесь под водой. На месте подводного извержения затем возник остров.
Через два часа все повторилось. В атмосфере наблюдались электрические разряды. Вместе с пеплом из кратеров вылетали бомбы и гулко врезались в землю. Остывшие в воздухе бомбы раскалывались, а теплые и пластичные расплющивались, приобретая форму круглых караваев черного хлеба с растрескавшейся корочкой.
Чилийцы покинули станцию около одиннадцати часов вечера. Они перебрались на британскую базу Десепшен-Айленд, откуда 5 декабря их вместе с англичанами эвакуировали на вертолетах на «Пилото Пардо». Затем «Пилото Пардо» от Десепшена направился на север.
Ход извержения наблюдали 7 декабря с борта английского научно-исследовательского судна «Шеклтон», а 15 и 16 декабря с другого английского судна «Джон Биско». Ученые обнаружили, что в кутовой части бухты Порт-Фостер образовался островок высотой около 60 метров, длиной около километра, шириной 370 метров. Остров внутри острова!

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Обсуждение проблем Бсрингийской суши

Многие из названных ученых оставили свои неотложные дела, лекционные курсы в университетских центрах и, проделав не одну тысячу километров, прибыли в Хабаровск, чтобы участвовать в обсуждении проблем Бсрингийской суши, давно уже исчезнувшей под водами океана. О том, какое значение придавали зарубежные ученые вопросам, рассматриваемым па симпозиуме в Хабаровске, свидетельствуют слова Д. Хопкинса, который сказал: «Если бы даже в наше время не было авиации, я добрался бы сюда на любом попутном транспорте, чтобы только принять участие в этой конференции ученых».
Так что же представляет собой древняя Берингии, вызывающая столь большой интерес ученых мира?
Если в ясные дни смотреть с мыса Дежнева на восток, то на противоположной стороне Берингова пролива можно увидеть скалистые и обрывистые берега мыса Принца Уэльского. Это уже другой материк – Америка. Ширина пролива здесь немногим более 80 километров, причем примерно посредине него от Чукотского полуострова к Аляске тянется цепочка островов – Ратманова, Большой и Малый Диомид, Святого Лаврентия. Глубина пролива небольшая: средняя всего 45 метров, максимальная около 58 метров, а само дно покрыто осадочными породами лишь на 6 метров, ниже которых лежит прочное скальное основание, представляющее собой плоскую платформу. Края этой мелководной донной платформы на севере и на юге отделяются крутыми склонами от более глубоких частей Ледовитого и Тихого океанов. И если бы вдруг произошло опускание уровня моря на 50 метров, то на месте островов образовался бы сухопутный перешеек, связывающий Азиатский и Американский континенты. Понижение моря на 100 метров привело бы к образованию гигантского сухопутного моста шириной почти в 1500 километров. Его северная граница достигла бы широты острова Врангеля, а южная захватила бы восточные острова (Умнак, Уналатпку, Унимак) Алеутского архипелага.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Обстоятельство в истории географических открытий

Что же случилось у нас по соседству? С точки зрения жителя Сицилии, Камчатки или какой-нибудь другой вулканической страны, где извержения не в диковинку,- ничего особенного. Но для Антарктики это событие. Страна эта совсем не вулканическая, хотя на материке, на побережье моря Росса, возвышаются усеченные конусы вулканов Эребус и Террор и еще один старый потухший вулкан третичного периода – гора Гауссберг в районе Мирного.
В продолжение еще более краткого периода, прошедшего с момента открытия Антарктиды, Эребус и Террор спят сравнительно спокойным сном, лишь Эребус слегка курится, выделяя слабые струи фумарольных дымов в районе вершины. Извержение Десепшена было событием не только для нас, но и вообще для всего ученого мира.
Собрав пробы пепла и отправив в Ленинград телеграмму, мы еще несколько дней обсуждали этот случай в нашей бедной событиями жизни, а затем забыли о нем. Покров пепла припорошило свежим снегом, а вблизи станции он перемешался со старым снегом под гусеницами вездеходов и нашими ногами.
В сентябре заметно прибавился день, чувствовалось приближение весны. Скоро кончится зимовка – через два-три месяца нас могли снять с Кинг-Джорджа.
Я тоже готовился к отъезду, но в последних числах ноября неожиданно из института пришла телеграмма. А. Ф. Трешников предлагал мне принять участие в экспедиции на остров Десепшен и сообщал, что американское научно-исследовательское судно «Хироу» доставит меня с Кинг-Джорджа на остров Десепшен, а через два-три месяца, ко времени прихода «Профессора Визе», вернет в Беллинсгаузен.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Плавные возвышенности

Синяя даль раскрылась перед нами. Редко где в Средней России увидишь такую неровную местность, как на Орловщине. Плавные возвышенности, впадины, пологие и покатые склоны. Но возвышенности не заслоняют друг друга, а выступают одна из-за другой. Все вокруг далеко видно. И поля, переливающиеся зеленой рябью; и луга, кажущиеся гигантскими бархатными коврами; и овраги, усеянные редкими и низкими кустарниками; и леса, зубчатой полосой замыкающие горизонт.
Слева от дороги окская пойма. Кудрявые ольхи и лозы, заросли ивняка и орешника, как вечные спутники, осеняют с обеих берегов Оку, извивающуюся среди зелени, низко нависшей над водой. В чистых лучах солнца река искрилась, но не сплошной гладью, а лишь изредка показываясь среди зелени. И чем далее на север, тем синеватая даль все реже перемежалась серебристыми блестками реки. Хотелось остановиться, постоять, посмотреть на широкий, свободный простор. Когда-то по этой широкой распаханной равнине ехал Тургенев. На тысячу верст кругом Россия – родной край… прямо русские, русским людом любимые места… – писал он. Эти места навевали писателю проникновенные мысли о Родине, о человеке и месте его на земле.
Бывает так: большой ли, маленький ли город, а запечатлевается в памяти порой по незначительному штриху, эпизоду, даже ощущению. Мценск мне запомнился своим географическим положением. Город раскинулся среди живописных холмов. Зуша, огибая его полукольцом, направляется отсюда на северо-запад и неподалеку вливает свои воды в Оку.
Если вы приедете сюда, у вас появится желание ближе познакомиться с этим городом, взглянуть на него с того места, откуда любовался им Тургенев. С Висельной горы, которую правильнее назвать холмом, любовался панорамой города Иван Сергеевич, когда ехал из Мценска к себе в усадьбу или возвращался из нее обратно.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Экспедиция летом 1974 года

Так на протяжении десятилетий старые прочные нити дружбы, начиная с визита Алеша Хрдлички в Буреть и Ленинград, общие научные интересы связывали сибирских археологов и американских исследователей, занимающихся проблемой первоначального заселения Американского континента человеком. Особенно после симпозиума по Берингии и последующего посещения американскими коллегами Академгородка в Новосибирске.
Но кто бы мог ожидать, что за этими визитами последует визит сибирских археологов в Америку! И не просто в Америку, а на Аляску и еще дальше – на овеянные древними легендами Алеутские острова? Более того, не простой визит дружбы, а совместная советско-американская экспедиция на затерянный в океане остров с мелодичным па-званием Анангула.
Такая экспедиция состоялась летом 1974 года. У «колыбели» ее, как мы видели, так или иначе, стоял десятки лет назад Алеш Хрдличка и… мальчик-неандерталец из Тетпик-Таша!
Американские археологи, участвовавшие в симпозиуме по Берингии, познакомившись сначала в Хабаровске, а затем в Новосибирске с археологическими коллекциями, были поражены богатством материалов и особенно тем, что многие сибирские вещи имеют прямые аналогии с материалами древних стоянок Аляски и Алеутских островов. Выражая общее мнения, Д. Хопкинс в интервью корреспонденту газеты «Тихоокеанская звезда» говорил: «Советским ученым удалось найти потрясающее количество материалов, которые удивительно похожи на то, что мы имеем на Аляске». И тогда же у американских специалистов возникла мысль пригласить сибирских ученых в Америку для непосредственного участия в раскопках. Профессор В. Лафлин (один из инициаторов этого приглашения) остроумно заметил: «Материалы, аналогичные орудиям Аляски, находятся в пустыне Гоби и в Сибири. Но пустыню Гоби и Сибирь трудно перенести на Аляску, проще экспертов по проблемам древних культур Сибири и Гоби пригласить в Америку».

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Прилежный студент

Отношения между профессорами и студентами, по словам того же Б. Н. Чичерина, были самые сердечные: «Всякий молодой человек, подававший надежды, делался предметом особенного внимания и попечения… Стремление к знанию, одушевление мыслию носились в воздухе, которым мы дышали». В этот-то храм науки вступил Николай Северцов и с жаром принялся за работу. Обычно застенчивый и нелюдимый, он быстро освоился в благожелательной университетской среде. Откуда только взялись общительность, раскованность, оживленность! Кроме основных занятий он успевал слушать выдающихся профессоров и на смежных факультетах. В свободное от занятий время он совершал экскурсии в окрестностях Москвы. Иногда к нему присоединялись его сокурсники Я. А. Борзенков и С. А. Усов, известные впоследствии зоологи.
Пытливого студента заметил профессор К. Ф. Рулье, большой знаток и любитель природы Подмосковья. Вместе совершали они далекие походы. Воскресные прогулки скоро превратились в настоящие научные изыскания, целью которых стали геологические, климатологические и экологические исследования. Благодаря Рулье Николай в совершенстве научился обобщать эти наблюдения и сопоставлять их со своими ранними наблюдениями в Воронежской губернии. Подмосковные экскурсии дали возможность Николаю собрать значительные коллекции птиц, растений и минералов, дублетные экземпляры которых он передавал на университетские кафедры.
Подолгу наблюдал он жизнь и повадки птиц и зверей в зоологическом саду и гастролировавших в Москве зверинцах: тут он имел возможность рисовать животных с натуры. Именно так были выполнены его рисунки орлов, леопарда и тигров. Много времени уделял прилежный студент чтению специальной литературы. Часами просиживал он в библиотеке, знакомясь с русскими и иностранными изданиями.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Горная часть Туркестана

Летом 1863 г. Седерцов, к радости родных, согласился переехать в Киев и занять должность профессора зоологии в университете. Но именно в это время готовился поход генерала М. Г. Черняева в междуречье, Чу, и Сырдарьи. Это было продиктовано объективными условиями развития производительных сил края, куда стали уже проникать капиталистические отношения. В этой связи и назрела необходимость обстоятельно изучить природные условия и ресурсы Туркестана. Выполнение этой миссии в данном случае было поручено Н. А. Северцову. Он без колебаний вернулся на трудную и опасную стезю путешественника.
Пять лет, лелеял он мечту об исследованиях «Высокой Азии», то есть горной части Туркестана.
Центральный государственный военно-исторический архив хранит множество писем, рапортов, донесений, которые раскрывают всю историю подготовки и проведения похода М. Г. Черняева. Описанию их можно бы посвятить много страниц. Но последуем за Северцовым.
1 мая 1864 г. прибыл он в Верный (Алма-Ата) и вместе с препаратором выступил вслед за отрядом на запад. С Кастекского перевала (Заилийский хребет) открывалась Северцову грандиозная панорама Тянь-Шаньских гор.
На протяжении 200 верст к востоку, югу и западу громоздились гряда за грядой бесчисленные хребты, все скалистые и голые, лишь в Бомском ущелье местами отороченные узкими темно-синими полосками ельника. «Справа,- вспоминал он,- Чу, серебристой сетью протоков уходит в безграничную степь». Прямо перед ним возвышалась громада Киргизского хребта, скрытого густым, переползающим по ущельям туманом.
Восемь лет назад с того же Заилийского хребта смотрел на долину, Чу, и Кокандские горы Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский. Стоя на высоте 1250 м, потрясенный Северцов от души радовался, что именно ему выпало счастье «…продолжать открытия первого из европейских ученых, посетивших Тянь-Шань».

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

У истока детства

У истока детства рождается чувство Родины. Любовь к Родине можно привить, воспитать, а чувство Родины передается с молоком матери.
Навсегда, на всю жизнь нам дорого место, где мы провели детство. В этом смысле мы все однолюбы. Становясь взрослыми, многие из нас покидают родные места. И чем дальше мы от них находимся, тем ярче воспоминания. Раннее детство! Милое незабываемое время! Нет в жизни человека иной поры, которая бы так глубоко западала в память и волновала бы так сердце.
Есть ли что прекраснее воспоминаний детства! – воскликнул когда-то Л. Н. Толстой. Детство не всегда безмятежно. Бывают свои утраты и горести, а все же сама пора детства счастлива – мир видится необыкновенным, все впервые, все внове. Даже то, из-за чего приходилось страдать, мучиться, в воспоминаниях становится милым.
Я люблю землю своих предков – край приокский, край есенинский. Здесь, на земле тульской, моя деревенька Воздремо, где я произнес первое слово мама, услышал голос отца, ощутил заботы милой бабушки. Там была моя первая школа, там впервые я увидел зеленую травку под ногами и синее небо над головой. Там научился находить душистые ягоды, различать запахи цветов, краски осенних листьев.
Приокская природа не экзотическая, в ней нет изобилия форм и красок, нет поражающих эффектов. Она скромна, даже застенчива. Но в ней есть особая прелесть, которая проста как вечерняя заря,- березовая рощица, речка, извивающаяся среди кустарников в широкой долине. Но эта простота трогательна, она незабываема, как дорогие черты матери. Этой природой надо проникнуться, тогда она раскроет свою красоту и будет напоминать лирическую песню.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Знакомство с Аляской

На территории азиатской части СССР стоянки древних зверобоев были открыты на Сахалине, Охотском побережье, Камчатке и Чукотке.
Как шло развитие приморских культур на Американском континенте, какие взаимоотношения у них были с культурами тихоокеанского побережья Азии? Ответы на эти вопросы должны были дать раскопки на Алеутских островах.
Из Нью-Йорка совершаем бросок почти через весь континент к Тихоокеанскому побережью. Вот и Аляска. Узкий, длинный полуостров на северо-западе Америки. 49-й штаг США. Наиболее крупные города Аляски – Анкоридж, Джуно (административный центр), Фербснкс, Ном, Сиэтл.
Наше знакомство с Аляской начинается с неожиданно шумной встречи в аэропорту Апкориджа. Гости из Советского Союза здесь бывают нечасто. И на нас смотрят, как говорится, во все глаза. Мы попадаем в окружение представителей местного университета, Алеутской корпорации, журналистов газет и телевидения. Щелкают блицы, нас засыпают вопросами…
Лилли Мак Гарвей – ответственный секретарь Алеутской корпорации, говорит, что нас очень ждут в Анкоридже и па Алеутских островах, что мы почувствуем здесь доброе отношение многих людей. Впоследствии мы не раз вспоминали эти слова. Так и было на самом деле.
На следующий день анкориджские газеты поместили па первых полосах пространные статьи и фотографии, посвященные визиту советских ученых, который назывался «превосходным» событием.
«Анкоридж дейли тайме», в частности, писала: «Пять русских археологов прибыли вчера в Анкоридж и остановились в отеле «Западный». Они пробудут до конца недели, а йотом вылетят на Алеутские острова.
В настоящее время А. П. Окладников работает над биографией миссионера Ивана Вениаминова, родившегося в одной с ним деревне. Вениаминов приехал на Аляску в 1824 г. и построил церковь в селе Уналашка. Он работал с алеутами, создал их алфавит, написал учебник на русском и алеутском языках.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Обрывистые берега острова Кинг-Джордж

Геологические и геоморфологические исследования Южных Шетландских островов имеют длительную историю. Начиная с публикаций наблюдений Норвежской антарктической экспедиции 1927-1929 годов вопросам геологии и геоморфологии этого района посвящено большое число работ зарубежных и советских ученых.
Наши соотечественники активно включились в изучение природы архипелага с 1968 года – со времени открытия станции Беллинсгаузен. Здесь успешно работали В. В. Заморуев, А. И. Орлов, Г. Э. Грикуров, М. М. Поляков. Применяя калий-аргоновый метод датировки геологических объектов, ученые установили, что возраст коренных базальтовых пород острова Кинг-Джордж 45-85 миллионов лет.
Главным содержанием геоморфологических исследований, проводившихся на острове автором, было уточнение географического распространения основных генетических типов рельефа, выявленных ранее, и детализация сведений о рельефообразующих процессах, типичных для субантарктической зоны.
Рельеф полуострова Файлдс – типичный мелкосопочник; в понижениях между пологими и невысокими холмами лежат небольшие студеные озера-блюдца с прозрачной водой, глубиной не более 1-2 метров. Среднюю часть полуострова занимает Центральное плато; там тоже несколько озер, притихших в каменистых котловинах, выпаханных древним ледником. На Центральном плато развиты неширокие и короткие ледниковые долины, а близ мыса Флэт-Топ – разрушенные выветриванием бараньи лбы (курчавые скалы). На склонах плато и вдоль северного побережья – несколько неглубоких старых каров, часть которых занята небольшими ледниками или снежниками-перелетками с ледяным ядром.
На полуострове распространение получили и гольцовые формы – плосковершинные холмы, нивационные террасы и уступы,- представляющиеся результатом гольцовой планации – одного из основных современных рельефообразующих процесов, наряду с морозным выветриванием.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Результаты Фергано-Памирской экспедиции

Обратил внимание Северцов и на то, что редкие кишлаки, разбросанные в неприступных скалах и высокогорных долинах, отрезаны бездорожьем друг от друга и от внешнего мира. Участие к людям побудило Северцова обратиться к истории транспортных связей. По литературным источникам он проследил древние торговые пути из Европы в Тибет и Китай, проходившие через Памир, и предложил несколько удобных направлений для дорог, которые бы связали горные кишлаки с более обжитыми районами.
Результаты Фергано-Памирской экспедиции были изложены Северцовым в ряде статей и монументальном труде «Орографический очерк Памирской горной системы». Читатель найдет в этой книге обстоятельные описания маршрутов и интересные выводы Северцова, карту и рисунки.
В отчете Русского Географического общества за 1879 г. есть строки, не требующие комментариев: «Северцов… объездил неизвестнейшие части Памира: Ранг-Куль, Сарез, Аличур; везде полная переделка карты; существенные географические открытия… Разъяснена историческая география Памира, добыты весьма интересные и обильные географические и вообще естественнонаучные результаты и богатые многосторонние коллекции».
И сам Северцов, всегда скромный и требовательный к себе, вынужден был признать, что после этой экспедиции Памир из страны «…относительно фауны и флоры совершенно неизвестной сразу сделался одной из наиболее исследованных в Азии».
Главными в экспедиции все же были исследования орографические и общегеографические и преимущественно тех внутренних районов Памира, которые никем из европейцев не посещались.
В 1878 г. Географическое общество наградило Северцова медалью Ф. П. Литке, а в 1883 г. – Золотой Константиновской медалью. Отзыв вице-президента Русского Географического общества П. П. Семенова-Тян-Шанского, высоко ценившего Северцова, гласит: «Памирское путешествие достойным образом увенчало почтенные его труды… В своем интереснейшем сообщении в Географическом обществе он превзошел самого себя».

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Серпуховское земское собрание

Писатель был гласным Серпуховского земского собрания, присяжным заседателем Серпуховского суда, членом Собрания серпуховских любителей драматического искусства. Город Чехову не нравился. Был в Серпухове, ел там биток с луком. Больше ничего не могу сказать об этом городе. А через несколько лет он замечал определеннее: Город серый, равнодушный. Некоторые чиновники старого Серпухова стали героями многих рассказов Чехова.
Именем писателя названа одна, из центральных городских улиц. На ней в сквере установлен ему памятник. На улице Советской остановитесь у административного здания. Мемориальная доска сообщает, что здесь в большом зале бывшей Городской думы в январе 1920 г. выступал американский писатель-коммунист Джон Рид. Большой друг Советской России, один из основателей Коммунистической партии США, автор знаменитой книги Десять дней, которые потрясли мир, распространившей по всей земле идеи Великого Октября, Джон Рид посетил Серпухов, знакомился с фабриками, выступил с речью перед представителями фабрично-заводских комитетов Серпуховского района.
Свое пребывание в городе Джон Рид описал в статье Советская Россия сегодня, опубликованной в журнале Либерейтор в конце 1920 г., уже после смерти автора. В ней он рассказывал, что собравшиеся рабочие приветствовали его – первого коммуниста-иностранца, посетившего Серпухов, пением Интернационала. А когда писатель закончил свое выступление, один из молодых рабочих поднялся из зала и произнес страстную речь. Передайте от рабочих Серпухова нашим братьям в Америке, что вот уже три года, как русские рабочие проливают кровь и умирают за революцию, не только за свою собственную, но и за всемирную революцию… Одна из улиц города носит имя Джона Рида.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Освоенные участки растительности

Освоены участки растительности из Северной Америки, Китая, Японии, Ближнего и Среднего Востока, Сибири, Дальнего Востока. Для новых посадок используются поляны и прогалины опушки старой дубово-липовой рощи, прилегающей к лесопарку техникума. Посадки сделаны с таким точным расчетом, что ни одна порода не теснит другую, всем растениям хватает света и тепла. Красиво выглядят экзоты на фоне аборигенов – лип и могучих дубов.
В зоне Северная Америка хорошо прижились изумрудно-зеленые и сизо-голубые пихты аризонские, дугласия тисолистная с сизоватой хвоей, разноцветные туи, стройные темно-серые с синеватым оттенком псевдоцуги. А на их фоне – целый каскад лиственных – клен сахарный, вишня пенсильванская, черемуха виргинская, множество кустарников, среди которых орех волшебный, цветущий с конца сентября до морозов светло-желтыми цветками, снежноягодник, названный так за остающиеся на зиму снежно-белые плоды – ягоды.
Прекрасно чувствуют себя дальневосточные жители – вейгела ранняя – кустарник с крупными многочисленными ярко-розово-фиолетовыми цветками, украшающими растение в мае; виноград амурский, красиво вьющийся гирляндами на растениях, которые он избрал в качестве опоры. Прижились японское хвойное дерево – пихта Вича с красивой, блестящей темно-зеленой хвоей сверху, а снизу – серебристой; ель шероховатая из Восточного -Тибета с сизоватой, почти серебристой, хвоей и шероховатой корой. Из южной Европы мы встретили ель сербскую – хвойное дерево с узкопирамидальной кроной; сосну румелийскую – дерево с плотной кроной, начинающейся от самой земли, со светло-зеленой нежной хвоей.
Преподаватель техникума Вениамин Александрович рассказал нам о своих творческих делах по устройству дендрария. В каждом его слове, в каждом жесте чувствовалось, что он не просто дендролог, а очень любит свою работу, гордится ею.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Новый облик города

Когда приезжаешь в Алексин по Оке, город открывается совершенно неожиданно. За последним поворотом вдруг появляются трубы, большой мост через реку, силуэты больших зданий. Первое письменное упоминание об этом городе относится к началу XIII в. Город-крепость не раз подвергался нападению татарских орд и литовских феодалов. Его жгли, разоряли, сносили с лица земли. Но он вновь возрождался и вставал на пути захватчиков к Москве. Позднее он приобрел значение важного транзитного пункта на Оке. Алексинская пристань принимала лес, металлы и многие товары, покупаемые тульскими купцами на Нижегородской ярмарке. Мимо Алексина ходили струги с хлебом от Орла до Москвы и Нижнего Новгорода; от Калуги и других вышних городов гоняли плотами лес. С постройкой железной дороги водный путь по Оке пришел в упадок. Не развивался и Алексин, оставаясь уездным заштатным городком.
Окрестности Алексина оставили определенный след в творческой деятельности А. П. Чехова. В 1891 г. вблизи города, в селе Богимове, расположенном на притоке Оки – Мышега, им были написаны рассказы Дуэль, Бабы и в основном закончена работа над Островом Сахалином. На материалах села Богимово позднее им был написан рассказ Дом с мезонином. На берегу Мышеги цела старая ива, под которой Чехов ловил окуней и обдумывал Остров Сахалин.
В начале нашего столетия в Алексине многие годы работал известный врач, основоположник русской научной и экспериментальной гинекологии В. Ф. Снигирев. Он писал: Я не знаю в средней полосе России такого места, которое могло бы конкурировать с нагорной местностью Алексинского уезда по течению Оки.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Культура алеутов

Чтобы начать заселение островов, палеоалеуты должны были иметь большие лодки. И такие лодки типа умиака, а позже и каяка у них, безусловно, были. Иначе заселение островов было бы просто невозможно.
Нужно также отметить, что, судя по этнографическим данным, алеуты достигли очень высокого искусства в строительстве каяков. По свидетельству русских путешественников, алеуты, неуклюжие и мало подвижные на земле, совершенно преображались, садясь в свои байдарки.
«Алеут,- писал И. Вениаминов,- когда сидит в своей одноличной байдарке и, разумеется, в своем национальном костюме, совсем другой человек, чем па земле; в то время кажется, что он создан для байдарки, или байдарка для того, чтобы показать его с самой лучшей стороны». Следует сказать, что палеоалеуты были достаточно хорошо «экипированы» для жизни па островах. Как отмечает В. Лафлип, целый ряд животных, птиц и рыб – «от китов до морских выдр, от альбатросов до топорков, от палтуса до форели и от осьминога до моллюсков» – использовался алеутами с помощью всевозможных приспособлений.
Культура алеутов была приморской, а экономика ее ориентировалась главным образом на морской промысел и рыболовство.
Предполагалось, что па следующий день после приезда в Никольское мы перебазируемся на Анангулу. Там уже был разбит лагерь, и велись раскопки сотрудниками Коннектикутского университета. Однако сильный
северо-восточный ветер, поднявший большую волну, и начавшийся дождь спутали наши планы. В. Лафлин рисковать не хотел. И нам пришлось задержаться в Никольском. Чтобы не терять времени, отправились в разведывательные маршруты по юго-западному краю острова Умнак. И сразу же начались неожиданности.
На оконечности мыса Ика пудах, возвышающегося над западным побережьем Никольской бухты, обнаружили остатки своеобразного древнего жертвенника, сооруженного из вертикально поставленных каменных плит. Занялись его расчисткой, и оказалось, что внутри находились еще мелкие плитки, ниже которых помещались две крупные горизонтально положенные плиты. Между плитами сохранились какие-то органические остатки, возможно, китового мяса. Сверху был перекрыт большим, тщательно обработанным куском китовой кости.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Основоположник анималистического жанра

Долгие годы жил и творил здесь художник и скульптор, основоположник анималистического жанра в русском советском искусстве В. А. Ватагин. Патриарх анималистов, он не только рисовал животных, но и вырезал их изображения из дерева или высекал из камня. Свои первые скульптурные изображения животных он начал делать из тарусской березы и местного известняка – та-русского мрамора. Им созданы изумительные вещи и из металла, и даже раковин. Наверное, он первый скульптор, с которым начинают знакомиться дети,- ведь это его каменные звери приветливо встречают их у входа в Московский зоопарк. Его скульптуры, панно, картины увидите вы в Зоологическом музее Московского университета, его рисунки животных встретите в Большой советской энциклопедии, в книгах, учебниках и в наглядных пособиях по зоологии. Он автор иллюстраций к Жизни животных Брема, книги Киплинга Джунгли. Его работы есть во многих музеях и галереях мира. Великий Тимирязев отмечал в Ватагине редкое сочетание черт исследователя и художника. Художник в поисках натуры изъездил всю дореволюционную Россию, побывал в Европе изучал южных морских животных в Неаполе, был в Египте, Индии, бродил в джунглях Цейлона. Многое сделал он и для пропаганды анималистического искусства, ему принадлежит интереснейшая книга Записки анималиста.
В Тарусской картинной галерее, основу фонда которой составляют частные коллекции, переданные гостями города и местными любителями живописи, посетители долго задерживаются в зале, Где выставлены талантливые работы Ватагина. Особенно хороши гималайский медведь, спящий волк, лев, тигр, горный козел… Скульптору удалось проникнуть в самые глубинные тайны психологии животных. Звери на скульптурах и картинах такие, что хочется их погладить, приласкать, покормить.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Население Алеутских и Командорских островов

Но известны и другие точки зрения. Американский археолог Д. Дюмонд писал, например, о генетической близости между Анангулой и комплексом Денби па Аляске. По его мнению, Анангула – предок Денби, а Денби – предок всех эскимосских культур.
Находились и такие исследователи, которые писали о значительном различии между Анангулой и Чалукой, приводя как аргумент тот факт, что в основе анангульской индустрии лежит техника пластин, а на Чалуке ее нет.
В этой связи полезно вспомнить гипотезу «двойного пальца» А. Хрдлички. Согласно этой гипотезе эскимосы родственны индейцам так, как большой палец связан с другими пальцами руки. А чтобы оценить положение алеутов в этой системе, нужно вообразить еще один большой палец. К сожалению, это положение А. Хрдлички не было опубликовано при жизни и не вошло в его посмертную публикацию о населении Алеутских и Командорских островов.
- Некоторое сходство антропологических черт алеутов и эскимосов вовсе не означает, что была прямая миграция одних к другим. В целом два этих вида значительно отличаются друг от друга,- говорит В. Лафлин.
В нашей литературе уже высказывалось основанное на анализе археологического материала предположение о значительном различии между древнейшими пластами алеутской культуры и теми комплексами, которые считаются исходными для эскимосов. Говорилось и о довольно ранней обособленности алеутов и эскимосов. Такое разделение культур, очевидно, произошло еще в период существования Берингийской платформы 51. Сейчас благодаря исследованиям В. Лафлина эта мысль убедительно подтверждается новыми фактами и не только археологическими, но и антропологическими.
Что же касается эволюционного ряда в развитии алеутской культуры, то здесь действительно есть еще белые пятна.
В 1973 году Джин Айгнер исследовала стоянку Санди Бич на острове Умнак, возраст которой радиоуглеродным методом определен в 5000 лет назад.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Доклад Северцова на Парижском конгрессе

Один из участников экспедиции – художник и писатель Н. Н. Каразин – составил большой альбом рисунков природы и населения. Открытия, сделанные участниками Амударьинской экспедиции, в полной мере были оценены уже учеными XX в.
Кончилась Амударьинская экспедиция, начались новые заботы. В то время готовился Международный географический конгресс в Париже. В числе делегатов от России были П. П. Семенов-Тян-Шанский, М. И. Венюков, А. А. Ильин и Н. А. Северцов. Все лето 1875 г. он почти безвыездно жил в Петербурге, постоянно бывал в Географическом обществе, участвовал в подготовке к конгрессу. Частенько навещал семью Семеновых-Тян-Шанских.
Доклад Северцова на Парижском конгрессе «О следах ледяного периода на Тянь-Шане», прочитанный на французском языке, был признан одним из лучших. Его «Карта высот Внутренней Азии», экспонированная в русском павильоне на Выставке, привлекла всеобщее внимание. Северцов был удостоен высшей награды конгресса, медали первого класса «За путешествия в Туркестане и исследования Тянь-Шаня».
11 августа 1875 г. закончилась работа конгресса. С этого времени имя Северцова как путешественника, зоолога, геолога и географа получило мировую известность. Поработав в парижских музеях, где он уточнял свои определения некоторых видов животных, Северцов выехал в Лондон. Там он продолжал сравнивать фауну Средней Азии с фауной Индии, Афганистана и Ирана.
В Англии он осуществил свое давнишнее намерение – посетить Чарльза Дарвина. Ему повезло: великий старец в Дауне принял его сразу. Беседа была долгой и, вероятно, увлекательной для обоих. Дарвин подарил Северцову свою фотографию с автографом и, как говорит Мензбэир, «…ждал богатых результатов от его исследований над возрастными изменениями птиц».
По возвращении в Россию Северцов некоторое время пробыл с семьей в Петровском. Здесь он вместе с препаратором приводил в порядок свою коллекцию, хранившуюся в полуподвальном этаже дома. Эта работа давно назрела. Нужно было разобраться и в делах далеко не процветающего хозяйства. На 1876 г. намечался переезд семьи в Москву, так как необходимо было определять в гимназию десятилетнего сына. Все готовились к отъезду.
Едва состоялся переезд, как Северцов с головой ушел в хлопоты по подготовке наконец-то организованной экспедиции на Памир.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Техника пластин

В Японии техника пластин, которая может быть сопоставлена с техническими принципами каменной индустрии Анангулы, наибольшего развития достигает на Хоккайдо и в северной части Хонсю в мезолитическое время или в поздний период докерамических культур – около 13 000-10 000 лет назад, по определению японских археологов. Наиболее яркими и выразительными памятниками этого периода считаются Сиратаки-32 (12 700 лет назад), Саккацу (12 500 лет), Татикава, Товарубецу (12 500 лет), Татикава II (9900 лет) на Хоккайдо и Арая (13 200+350 лет) в префектуре Ниигата на Северном Хонсю. Основная часть изделий на этих стоянках изготавливалась из ножевидных пластин, снятых с нуклеусов, подпризматических, конических, клиновидных и близких по типу к гобийским.
По общей форме и характеру обработки многие образцы этих изделий чрезвычайно похожи на изделия Анангулы. Четче всего аналогии с ними прослеживаются в материалах стоянок Саккацу и Арая. Здесь, прежде всего, имеется тот же набор микро – и мезопластин, причем размеры их, как и на Анангуле, редко превышают 12 сантиметров. В обработке изделий широко используется техника поперечного или диагонального резцового скола, которым оформляется обычно один верхний конец орудия, а его боковые края покрываются крутой мелкой ретушью. Иногда ретушь, как и у анангульских образцов, наносилась и на самом кончике орудия. Таковы, например,
анангульские ретушированные лезвия с симметрично – или асимметрично-заостренным верхним концом пластины, у которой преднамеренно снимался ударный бугорок. Такие изделия встречаются и в Саккоцу, и на стоянке Арая. Нуклеусы удлиненной клиновидной формы и со скошенной ударной площадкой, концевые скребки на пластинах, а также ретушированные острия Анангулы находят аналогии в Саккацу. В этом комплексе есть также пластинчатые отщепы, снятые с угла нуклеуса, и отмщены, сколотые от ранее отделенной ударной площадки. Находки таких отщепов свидетельствуют о сходстве технологических операций в обработке камня.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Кутовая часть залива

Скоро из-за горизонта показались белые громады ледниковых куполов с темными вкраплениями скал – нунатаков. По мере приближения к берегу скалы росли, изменялся цвет мысов. Величественный мыс Саффилд в глубине залива Гвардия-Насьональ служил ориентиром при подходе к рейду станции Беллинсгаузен.
Кутовую часть залива, которая имеет собственное название – бухта Ардли,- с запада ограничивает одноименный полуостров, с востока мыс Саффилд с примыкающим голубым барьером ледникового купола. В бухте крейсировали белые пирамидальные айсберги. Морских льдов нигде не было. «Профессор Визе» бросил якорь вблизи крошечного островка Альбатрос.
У берега, отороченного полоской припая, шлюпку развернуло лагом к волне, и она чуть ее опрокинулась. Нас встречали пятнадцать человек во главе с известным гидрологом Н. Кудрявцевым; они передадут нам станцию и вернутся домой на борту «Профессора Визе».
На галечниковой морской террасе, примерно в двухстах метрах от берега и в полутора десятках метров над уровнем моря, расположились домики станции Беллинсгаузен. Между ними протекает ручей, прозрачные студеные воды которого погромыхивают галькой на перекатах. Первые зимовщики, не затрудняя воображение и фантазию, назвали ручей Станционным. Зато вытекает он из озера Китеж – самого крупного водоема на полуострове Файлдс. Это главное водохранилище станции и основной объект лимнологических (озероведческих) исследований.
Ручей Станционный, переименованный нами в «Рио-Гранде», начинается на юге озера, протекает по неглубокой долине со скальным ложем и впадает в бухту Ардли, в кутовой ее части. Неказистый осенью, перед ледоставом, ручей внушителен весной, когда вокруг тают сугробы, надувы снега в лощинах и между домиками.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Точка зрения Б. Ф. Поршнева

Крупный советский историк Б. Ф. Поршней, ныне уже покойный, со всей силой своего полемического таланта выступил против ископаемого неандертальца как претендента на нашего предка, защищая существование «снежных людей», в которых он хотел видеть живых «палеоантропов», иначе говоря – неандертальцев нашего времени. Более широким методологическим фоном для своей борьбы за «снежного человека» он избрал теорию о том, что неандерталец трудился несознательно, без представления о конечной цели своих операций по изготовлению орудий труда. Карл Маркс, как известно, писал, что в отличие от пчелы, создающей свои математически правильные по форме соты без осознания цели, инстинктивно, человек делает свои орудия с определенным целевым заданием, по плану. С точки зрения Б. Ф. Поршнева, неандерталец выделывал свои орудия не как человек, а как пчела, как животное, то есть инстинктивно.
Так, Рудольф Вирхов, спустя сто лет получил неожиданную философскую поддержку, притом в статье, озаглавленной «Материализм против идеализма». Идеалистами назывались сторонники неандертальцев, а материалистами их противники – охотники за «снежным человеком»…
Но вернемся в 1939 год.
Бурные события второй мировой войны не позволили сбыться мечте
А. Хрдлички о том, чтобы его молодые ученики и соратники побывали па археологических раскопках в Сибири, в Средней Азии – в знаменитом ущелье, где находится пещера Тешик-Таш. Но в годы, когда наш народ ломал хребет фашистскому зверю, старый ученый всем сердцем был с советскими людьми. Со всей страстью борца он выступал в Соединенных Штатах за дружбу американского и советского народов. И не раз при этом в печатных своих выступлениях вспоминал встречи на Ангаре, отдавая должное успехам советской археологической пауки, вооруженной передовыми идеями нашего века.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Город физиков

В городе физиков, как называют Протвино, все прекрасно, все дышит молодостью, новизной, все пронизано ощущением завтрашнего дня. Это бесспорное мнение как приезжающих, так и влюбленных в свой город жителей. Что сразу бросается в глаза – это лес. Лес в самом городе. Улицы проложены по старому лесному массиву. Пешеходные дорожки из бетонных плит, предохраняющих корни деревьев, уважительно обходят стволы сосен, берез, лип, кленов и бегут вдаль – туда, где стены домов сменяются стеной леса, и еще дальше под горку – к ускорителю. Сосны остались не только вдоль тротуаров, но и во дворах домов, между домами.
На четвертом или пятом этаже распахнешь окно – и кажется, рукой можно достать смолистые ветви или ладонью погладить шелковистую бересту. Лес участвует как компонент художественно-декоративного украшения и в жилых массивах, и в ансамбле центра города, и в облике зданий. Еще одна особенность: жилые кварталы полностью изолированы от мест, где расположены здания общественного назначения, связанные с движением транспорта. Дома, отделанные декоративной штукатуркой с мраморной крошкой, очень хороши. И что примечательно: каждое здание имеет свое лицо.
Дома на улице Ленина оригинальностью рисунка создают зубчатую линию, а красные и зеленые башни зданий на Московской улице напоминают веселый хоровод. А улица Дружбы с голубыми, как небо, домами… Изяществом, легкостью, безукоризненной проработкой интерьеров покоряет торговый центр. А сколько разнообразия и прелести в зелени улиц и площадей! На каждой улице преобладают свои породы кустарников. На улице Ленина – боярышник; на улице Мира – смородина золотистая; на Школьной – акация; на Московской – сирень; на Гагарина – рябина черноплодная; на Дружбы – жасмин…

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Массивное здание

Бросается в глаза и массивное здание, стоящее одиноко на холме, известное под названием дом боярина, – памятник архитектуры XVII в. Но это не жилой дом, а остатки церкви некогда существовавшего монастыря. Во время войны верхняя часть церкви была разрушена, колокольня снесена и церковь стала похожей на крепостное сооружение с башенкой над входом, глухими стенами и редкими окошками. Кто-то, не зная истории этого сооружения, назвал его боярским домом. Торговые ряды в центре площади, маленькие дома прошлого века и среди них здание почтовой станции, железнодорожный вокзал – вот, пожалуй, и все, что осталось зримого от облика Мценска времен Тургенева.
В современную панораму города вписались массивы многоэтажных жилых домов и административных зданий, застекленные корпуса и высокие трубы заводов вторичных цветных металлов, алюминиевого литья, коммунального машиностроения. Городской центр украшает площадь имени В. И. Ленина с памятником вождю революции, с чудесным Дворцом культуры. Когда-то это была Торговая площадь на окраине города. И сейчас здесь сохранились Торговые ряды, построенные в середине прошлого века. Они восстановлены после войны. Кто приезжает сюда впервые, прежде всего обращает внимание на главную площадь. С четырех сторон ее окружают почти заново застроенные магистральные улицы: Ленина, Мира, Тургенева, Гагарина. По ним спешат автобусы, торопятся по своим делам горожане. Там, в центре Мценска, в парке пионеров мемориальный комплекс героям Великой Отечественной войны. Высоко над братской могилой поднялись деревья, те, что три десятка лет назад высадили здесь небольшими саженцами. Ежегодно – в День Победы и в день освобождения города от фашистов – сюда приходят тысячи людей. На площади памятник гвардейцам-танкистам.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Кратерные озера

Где расположены кратерные озера, мы знали хорошо – в трех вулканических воронках взрыва. Всего таких воронок после последнего извержения было более десятка. Вода в озерах имела разную температуру и цвет. Лишь одно отдавало голубизной.
От Байкера и Макрифа мы знали, что озера безвредны для человека – в них просто-напросто вскипяченная морская вода, попавшая в кратеры по каким-то подземным разломам вулканического происхождения. Смущала температура, достигавшая 50-60 °С, а там, где со дна озер поднимались фумарольные газы, возможно, и больше.
С бровки кратера одно озерко показалось нам более подходящим, чем другие, может быть, потому, что к нему довольно легко было спуститься. Спуск к озеру по крутой осыпающейся стене кратера прошел без приключений, хотя из-под ног с грохотом вырывались солидные булыжники (альпинисты их называют чемоданами).
Внизу было поположе. Мы с Орхеймом осторожно попробовали рукой воду и решили, что температура не выше 40° С – искупаться вроде бы можно.
День был пасмурный и прохладный – температура воздуха около 0°С, сыпал редкий снежок. Раздевшись, мы быстро плюхнулись в воду, и, надо сказать, в озере было не так страшно, как представлялось вначале. Вместе с нами в озере плавал Билл Куртцингер, вооруженный подводной фотокамерой, которой он обычно снимал в бухте гидробиологов Майкла Ричардсона и Стива Шабику.
Все это выглядело довольно экзотично. Мы испытали удовольствие от купания, а Билл сделал необходимые ему снимки. В конце 1971 года уже в Ленинграде я получил бандероль от Сэма Мэтьюза, в которой обнаружил номер «Нэйшнл джеогрэфик» с его статьей и цветными фотографиями Билла. На одной фигурировало мое бородатое лицо, как у водяного, который выныривает из озера в преисподней.
А ведь, пожалуй, от кратерного озера до преисподней не так уж и далеко.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Этюды осени

От Калуги мы плыли вниз по Оке. Пассажирский катер типа Заря, мерно урча, терпеливо и настойчиво раздвигал волны и упорно двигался вперед. Будто резцом автогена разваливал он воду по бокам от себя, оставляя за собой пенистый бурун. Волны горбились, вскипали перед ним, словно хотели запугать, оглушить его, но разрезанные надвое, они лениво расползались и замирали.
День был солнечным, не жарким, мягким, как бы шелковистым. Природа уже была тронута дыханием осени. В глубокой задумчивости стояли леса. В их лиственный наряд пробивалась первая позолота. Осень делала свои первые шаги, выбирая пока отдельные деревья и пробуя па них свою палитру, прежде чем пройти огромной кистью по всему лесу. Зазеленела отава на лугах. Стерня отсвечивала желтизной. А па изгибе Оки, как в левитановской Золотой осени, застыла испуганная, как бы застеснявшаяся своей красоты березка. В ее зеленые косы сентябрь любовно вплетал свои золотистые ленты.
Осень разнолика: ранняя с возвратом солнечных дней, с уборкой хлебов и плодов, с многоцветьем листопада; поздняя с концом тепла, ярких красок, ласкающих глаз, с хмурым, злым небом, с холодным дыханием ветров, нудным шорохом неумолкающего дождя и ночным морозцем.
Пора эта чуть печальная. От осенних дней чувство грусти такое же, какое бывает по уходящей молодости. И все же я люблю осень. Она близка и дорога моему сердцу. Люблю за то, что много хорошего приносит она человеку. Осенью, как тяжелый груз, спадает множество забот у сельского жителя, приходит радость от плодов земли. Позади большие заботы лета. Можно отдохнуть. Русский крестьянин испокон веков большую часть праздников справляет именно в эту пору. Осень это и свадебная пора.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Рассказы Северцова о Средней Азии

В центре внимания, как правило, оказывался Северцов. Он с удивительной образностью рассказывал о природе Средней Азии и о своих экспедициях. Именно благодаря вдохновенным повествованиям Северцова юный Андрей Семенов, страстный любитель природы, навсегда прикипел сердцем к Средней Азии.
Ловлю каждое слово старого человека, как бы думающего вслух, глубоко ушедшего в воспоминания. Рисуемые им «картины» становятся и моими «картинами». Вот в профессорской квартире всю ночь не угасают свечи. Небольшая группа слушателей с интересом следит за двумя самозабвенно спорящими учеными – Н. Я. Данилевским и Н. А. Северцовым. В пылу полемики о теории Дарвина они не замечают ни времени, ни окружающих, ни растерянной и усталой хозяйки дома.
Сначала мы, дети, вспоминает далее Андрей Петрович, побаивались Северцова, а потом он стал своим человеком у нас. А сколько было анекдотов о пресловутой рассеянности Северцова!
Андрей Петрович задумывается. Каждая пауза вызывает опасение, что беседа закончилась. Но нет. Он вдруг сам предложил написать свои воспоминания и передать их мне. Да, он все отчетливо помнит и постарается изложить это в письменном виде. А вот брат, Вениамин Петрович, сохранил в памяти еще больше подробностей и очень удачно имитирует голос Северцова. Следует зайти к нему.
Неизгладимый след оставила живая и яркая беседа с Вениамином Петровичем, известным советским географом и статистиком. Он весело хохочет, вспоминая занятные эпизоды, когда Северцов бывал у них. Вспоминает разрубленное ухо Николая Алексеевича, которое срослось неправильно, с «окошечком» посередине, и которое он охотно показывал детям. «Поначалу мы, было, пугались его странных манер и раскатистого баса, – рассказывает далее профессор, – потом полюбили Николая Алексеевича, поняв, что он не только интересный, но и очень добрый человек». Вениамин Петрович вдруг меняет тембр голоса и картаво, хрипловато подражает Северцову.
Так я «увидела» и «услышала» Н. А. Северцова. Больше живых современников не нашлось. Круг поисков замкнулся.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Остров «Новый»

Англичане назвали остров «Новый», чилийцы дали ему имя «Иелчо», а аргентинцы – «Исла маринеро Суарес» («Остров моряка Суареса»). Пока название новорожденного острова утверждалось в обиходе, часть его исчезла в результате вулканического взрыва, последовавшего уже 12 августа 1970 года, а оставшийся кусок присоединился к острову Десепшен и стал полуостровом.
Поскольку первое извержение произошло в конце летнего полевого сезона, детальное изучение его результатов пришлось отложить до следующего года.
4 декабря 1968 года на остров высадились трое геологов, ботаник и зоолог. Они обнаружили в северной части острова шесть кратеров разной величины диаметром от 25 до 220 метров. В районе чилийской базы (разрушенной тогда частично) высота слоя пепла и лапилли достигала 50 сантиметров, Вулканические бомбы диаметром до двух метров были обнаружены даже в районе мыса Макарони, где процветала колония пингвинов.
В феврале 1969 года на острове случилось новое извержение вулкана. Первые три толчка были отмечены 14 февраля, а на следующий день только два толчка. После спокойного 16 февраля три дня подряд отмечалось по одному толчку, причем интенсивность их нарастала. Самое сильное сотрясение произошло 20 февраля в 2 часа 18 минут по местному времени*21 февраля было 17 сильных толчков, а на следующий день с 0 часов 43 минут толчки стали непрерывными. Извержение началось в 9 часов 50 минут в районе бывшей чилийской базы, но не такое интенсивное, как в первый раз.
Англичане, покинувшие свою базу за 10 минут до извержения, увидели недалеко от чилийской станции огромное белое облако. Люди, передвигавшиеся в поисках убежища среди скал, должны были прикрываться от падающих осколков диаметром до 10 сантиметров.

Posted in Web-страницы at Март 28th, 2010. Комментарии отключены.

Изучение прошлого Северной Америки

Итак, первая в истории изучения прошлого Северной Америки

советско-американская экспедиция археологов закончила свою работу. Прошло более года, как ее участники покинули окутанную туманами и напоенную дождями ныне необитаемую Анангулу – один из островов Алеутской гряды. Здесь совместно с американскими учеными советские археологи вели раскопки древней стоянки, радовались находкам, обменивались впечатлениями, спорили… Но, как говорят, все по порядку.

У этой необычной экспедиции, состоявшейся через сто с лишним лет после продажи царским правительством Аляски и Алеутских островов США, своя предыстория. Начинается она, пожалуй, с 1939 года, со встречи с виднейшим антропологом Америки Алешем Хрдличкой.

Свою жизнь Алеш Хрдличка посвятил изучению двух важных проблем. Достаточно назвать его монографию «Неандертальская фаза в становлении человека», чтобы понять, что волновало ученого. Неандертальская фаза… Это значит, что предшественником и предком современного чело века, Homo sapiensa, был неандерталец.

Еще со школьных учебников запомнился нам образ примитивного массивного приземистого существа, уже способного ходить вертикально, на двух йогах, по еще имевшего непомерно длинные руки. Почти такие же, как у гориллы! Да и ВО всем облике неандертальца, этого палеантрона, как его окрестили антропологи, жившего в пределах последних 100-45 тысяч лет ледниковой эпохи, было прямо-таки бьющее в глаза сходство с высшими обезьянами. С теми же гориллами и шимпанзе и даже с павианами и непоседливыми мартышками!

В самом деле, у кого, как не у обезьян, видим мы такой «убегающий» назад лоб, такие массивные валики над глазными впадинами, отделенные от темени желобками – «глабеллой»!? К тому же у неандертальца, как и у обезьян, отсутствовал человеческий подбородок, к которому прикрепляются мускулы гортани, управляющие речью.

Posted in Web-страницы at Март 26th, 2010. Комментарии отключены.